• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • Мы живем во времена гонки городов. Любой хороший город сегодня находится в перманентно напряженном нервозном состоянии погони за талантами и инвестициями. Давно стало ясно, что город-машина не работает, потому города сегодня одержимы вопросами преображения среды, приемами нового урбанизма.

    Вслед за Алматы центр нового урбанизма появился и в Астане. Мы видим в этом не просто очередной орган и даже не медиум, а новый виток в наших отношениях с городом, сигнал к изменениям, к которым нам непременно нужно приложить руку. Это поворот городских властей лицом к горожанам.

    Chronicle поговорил с заместителем руководителя центра Асхатом Садуовым о центре, планах и заборах.


    - Асхат, расскажите о центре. Как все началось?

    -Центр создан 15 августа этого года по инициативе акима города. Началось все с того, что группа архитекторов обратилась в акимат и предложила на общественных началах работать над улучшением городской среды, просила площадку для реализации проектов, взамен нам предложили этот центр в составе «Астанагенплана». Так все и началось.

    - Вам долго пришлось доказывать надобность такого центра, рассказывать про урбанистку и городскую среду?

    - Совсем нет. Аким был в курсе проблем и знал, что такой центр необходим.

    - Расскажите о команде.

    - Пока нас семь человек, а штатных едениц пятнадцать. Мы стараемся сформировать команду сейчас, мы в процессе. Помимо штата мы так же сотрудничаем с группой волонтеров, это в основном выпускники программы «Болашак». Это большая удача.

    - Пятнадцать человек – это, конечно, очень немного. А как вы формировали организационную структуру? Есть какие-то аналоги?

    - Нет, мы сами ее сформировали, подали в «Астанагенплан», там ее скорректировали, и сегодня имеем готовую сетку.

    - Об «Астанагенплан»: то, что вы находитесь в их структуре – это не конфликт  интересов? Или вы смотрите на это как на возможно успешную коллаборацию?

    - Я вижу в этом возможности с точки зрения огромного опыта, который имеет «Астанагенплан». Что касается конфликта интересов мы в разной вертикали, они решают совсем другие, более масштабные, глобальные задачи города.

    - Вернемся к вашей структуре: как вы подразделяетесь? Или все заняты чем-то одними и у вас такой мультидисциплинарый подход?

    - У нас мультидисциплинарый подход. К тому же надо понимать, что мы в самом начале своей работы, и структура будет гибкой, она будет подстраиваться, меняться. С архитекторами и даже урбанистами у нас в команде нет проблем, у нас сложности в настоящий момент с антропологическими исследованиями, исследователями, то есть пока мы работаем, что называется, по наитию.

    - Центр создан под Экспо или другое какое-то городское событие? Или можно говорить о нем, как о новом серьезном участнике процесса градостроительства, который здесь надолго?

    - Это постоянный центр, он здесь надолго. Так мы планируем.

    - Хорошо бы именно так. Наверняка, вы уже наметили основные проблемы города?  

    -  Основная проблема горда –это то, что он построен для автомобилей, в нем мало человеческого измерения. Одна из основных задач на сегодня – пешеходизация и велосипедизация города.

    - Пешеходизация и велосипедизация города предполагает дискриминацию автомобилистов. Вы не боитесь критики, которую вызовите?

    - В принципе, критика уже есть, вызвана она работой Астана LRT. В целом, нет, мы не боимся. Все, что мы планируем, нацелено на то, чтобы жизнь горожан стала качественно лучше.

    - Ну, вот в Москве перекопали Тверскую и народ возмущается. Авторам проекта приходится доказывать, что все это на пользу городу. Как можно изменить взгляды горожан на эти реформы? Как их убедить в том, что нужно немного потерпеть неудобства для того, чтобы потом стало лучше?

    - Только работать с населением и информировать через работающие каналы коммуникации.

    - Вы будете использовать для этого уже существующие каналы вроде социальных сетей или все же хотите собственную платформу?

    - Мы хотим создать свою платформу, но и существующие инструменты мы будем, разумеется, использовать.

    - Очень бы хотелось чего-то вроде московского «Активный гражданин». Эдакая городская демократия на кончике пальцев. Давайте поговорим о просветительской деятельности, которая мне кажется настолько же важной как сами проекты: вы будете привозить каких-нибудь именитых лектором вроде Жайме Лернера или Энрике Пеньялоса?

    -  Сейчас мы думаем о создании подобной интерактивной платформы города, которая бы реагировала на запросы горожан. Но, к сожалению, на данный момент мы больше заняты “тушением пожаров”. Точно только то, что в следующем году будет большой архитектурный форум, и мы планируем выделить какой-то блок себе для обсуждения своей повестки. 

    - Давайте поговорим о вас: я задавала этот вопрос Адилю Ажиеву в недавнем интервью - как архитектор становится урбанистом? Зачем вам это все?

    - Если честно, то мне хотелось оставить след, как бы пафосно это не звучало. А как стать…Наверное, в некотором смысле это человеколюбие. Мне всегда хотелось делать что-то для людей. И вот это качество у архитектора важнее всего для нас – у нас в команде есть архитекторы, которые точно могут себя “продать задорого”, но они верят в идею и остаются в команде.

    - А не страшно называть себя урбанистом? Быть урбанистом – это же большая ответственность, это нечто большее, чем собраться и понаставить в городе парклетов и лавочек красивых. Это предполагает знание поведений, традиций, маршрутов, проблем среднего горожанина и сотен других вещей.

    - Вы правы. Я могу только сказать, что наши инициативы совершенно прозрачны, и мы прилагаем большие усилия для того, чтобы улучшить среду и нашу жизнь в ней.

    - Звучит многообещающе. Мы надеемся, что у вас все получится. Асхат, кто такой средний астанчанин?

    - Об этом много говорилось – у астанчанина пока нет усредненного портрета, нет айдентики.

    - А на кого ориентироваться в этом случае?

    - Мы хотели бы создать удобный город для семьи, в широком понимании слова. Каждый человек является членом семьи: отец, брат, мама, сестра…

    - Насколько урбанистика в широком понимании возможна в таком городе как Астана? Это жестко администрируемый город, где решения спускаются сверху вниз? Урбанистика – это движения снизу вверх, только так, иначе это некая декоративная функция при архитектуре.

    - Сложно ответить…Я думаю, что такой способ управления свойственен всем постсоветским городам. Мэрии и акиматы думают за горожанина. Чаще всего потому, что горожанин сам не активен. Вообще, акимат готов поддерживать  любые инициативы горожан. Положим, кто-то нашел способ решить проблему заторов в том или ином районе, я вас уверяю, акимат ее рассмотрит и поддержит. Наша задача построить путь снизу вверх, вовлекая все социальные группы в процесс формирования новой дружелюбной городской среды.

    - Предположим, вот создали вы общественное мнение вокруг вопросов городского обустройства, люди созрели для реалистичных предложений. Какой путь этому предложению нужно пройти до реализации? Какова будет ваша роль в этом процессе?

    - Мы пока с населением не работаем, и я затрудняюсь сказать, как именно все это будет работать, но могу точно сказать, что это будет в нашей области ответственности, мы хотим работать с населением напрямую и всегда будем на стороне горожанина.

    - Что еще помимо пешеходизации у вас в приоритете?

    - Озеленение города. Это очень важно и редко попадает в повестку обычного горожанина. Также крайне важно повысить интерес горожанина к участию в создании облика города.

    - Асхат, давайте поговорим об общественных пространствах. Это святой Грааль урбанистики.  Города сегодня отданы на откуп частным интересам, по-настоящему общественных пространств почти не осталось: когда мы больше не хотим что-то покупать, есть или пить, то должно оставаться что-то еще, место, куда могли прийти все независимо от уровня достатка, взглядов и воззрений, где все были бы равны. Возьмём левый берег, его центр – ну сколько там по-настоящему общественного? ВЗБ и скверик около КМГ? Парк «Арай» совершенно дисфункциональный, он не в счет. А ведь это очень важно. Только общественные пространства формируют в нас здоровую позицию, активность, а коммерческие направлены на формирование аморфности.

    - Согласен, это важно. Мы думаем об этом, но все не так просто. Мы же все понимаем, что в любом городе мира бизнес, коммерция, как вы говорите, играет едва ли не первую скрипку в формировании экономики городов.

    - Заговорили про «Арай» и появляется вопрос о пустующих парках. В чем причина запустения?

    - Мы строим парки, но не предлагаем активностей там. Если брать конкретные примеры, то «Жеруйык», например, успешный парк, его используют часто, а «Арай» такой по большей части из-за транспортной развязки и отсутствия пешеходной доступности.  Все же люди ходят к набережной  через  «Арай», к сожалению через отверстие в заборе…

    - И заборы наши страшные – просто дикость, все почему-то считают нормальным в городской среде городить высокие заборы. Ну и само отношение планирования по остаточному какому-то принципу общественных пространств.

    - Могу вас заверить – по заборам вопрос решен, их будут убирать, они были ошибкой.  

    - Что касается активностей и запустения, вы не думаете, что это некоторая утопия сегодня пытаться завлечь людей в парки активностями. То есть парки должны располагаться на рутинных маршрутах большого количества людей, в эпицентрах. И все проблем не будет - люди сами будут создавать там активности, парк заживет своей жизнью.

    - У градостроителей есть концепция развития зеленого пояса, который предполагает связь всех скверов, бульваров, набережных и парков в одну беспрерывную сеть. Что касается, вопроса отведения участков, как мы уже говорили, это такой клубок, который сложно распутать. Вопрос упирается в распределение земли и интересы бизнеса. Но вот что - город думает об этом и относится серьезно. Например, мы сейчас работаем над проектами скверов на участках сноса ветхих строений. Город решил не отдавать их девелоперам, а развить там скверы.

    - Асхат, задам вопрос еще один вопрос, который беспокоит астанчан – когда прекратится строительство ТРЦ?  Их слишком много, весь мир от них избавляется, а мы все строим.

    - Не забывайте о погодных условиях, мы же зимний город, потому их и строят.

    - Согласна, они нужны, но в таком количестве это весьма сомнительно. Налицо страшный перекос, дисбаланс. Сегодня ТРЦ у нас стали имитировать общественные пространства, заменять их, и это опасно. Кто-нибудь продумывает компромиссы, на которые мы идем, чтобы их строить? Например, кому нужны теперь коммерческие помещения на первых этажах близлежащих домов? Они высасывают жизнь из улиц, фактически уничтожают наши улицы, превращая город в пустырь, не оставляют шансов МСБ. Ну, вот сколько ТРЦ нужно для миллионного города, чтобы они были не в ущерб.

    - Хороший вопрос. Я знаю, что такие цифры есть у «Астанагенплан».

    - Расскажите о том, как вы сотрудничаете с Астана LRT. Ваши цели и видение совпадают?

    - Да, полностью. У нас общая цель. Мы хотим, чтобы горожане полюбили общественный транспорт и пользовались им.

    -Асхат, бюджет у центра городской?

    - Не совсем, мы, как часть «Астанагенплан», поставщики услуг для города, но мы имеем право предоставлять услуги и частному сектору.

    обсуждение
    Читать по этой теме