• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • "Города могут предложить что-то каждому только потому что и только тогда, когда они созданы с участием каждого", - так говорила крестная мать урбанистики Джейн Джекобс. То же самое относится и к жилым домам.

    В Астане есть уникальный проект, который  строится  самими жильцами - жилой комплекс «Венский квартал»  Это невероятная история успеха обманутых дольщиков ныне обанкротившейся «Азбуки Жилья», которые смогли отстоять свои права и начать строительство своего дома.

    Chronicle поговорил с председателем ЖСК Ольгой Лигай о том, как строить для людей, что нам мешает это делать и сообществах. Мы встретились в офисе ЖСК. Там царила почти домашняя обстановка: откуда-то доносился запах еды, уютная предновогодняя суета и никакого официоза.


    - Ольга, ваша история просто фантастическая. Мы думаем, что в вашей истории успеха кроются сотни уроков, которые нам всем очень важно вынести. Расскажите о том пути, который вы прошли.

    - Я бы хотела подчеркнуть, что с самого начала, с создания жилищно-строительного кооператива, это была командная работа. Все началось так, как начинается у всех обманутых дольщиков: суды, бесконечные встречи, долгие часы работы. Нас тогда было 400 семей. Нужно было что-то делать, мы ведь вложили много средств в свое жилье, и нам надо было организоваться, спасать себя самим.

    Логично было предположить, что среди такого большого количества людей точно будут компетентные в разных сферах люди. Так мы поняли, что нужно создать некий резерв компетенций. Что мы и сделали. Мы создали небольшие группы по профессиям – строители, юристы и так далее. Словом, по принципу – от каждого по возможностям. Так и появилась инициативная группа, которая занялась проектом. Кто-то участвовал больше, кто-то меньше, но участвовали все и все привнесли свой вклад.

    - Звучит так, будто было легко?

    - Что вы нет, все было очень непросто. В самом начале почти никто не верил в выбранный путь, но других вариантов у нас просто не было.

    - Как проект видоизменился, после того, как жильцы получили права на проект?

    - Раз уж у нас появилась возможность повлиять на некоторые проектные решения, мы стали думать о том, как бы нам было удобнее жить в этом доме. Так посыпались предложения. Например, было предложение сделать кладовки, и мы включили это в проект. Создание домового клуба при комплексе – это тоже инициатива от дольщиков, которая будет реализована.

    Все эти идеи накапливались, и в какой-то момент стало кристально ясно, что мы и правда предоставлены сами себе, и мы увидели в этом возможности: ведь застройщики строят для прибыли, а мы для себя. Так мы стали интересоваться зарубежным опытом.

    Например, в Китае принято отдавать первые этажи под общественные пространства: там есть уголочки для детей, для стариков, в общем, для общения соседей. Так мы пришли к тому, что хотим построить идеальный дом. Дом, в котором мы бы хотели жить. Мы стали задавать себе вопросы -  а как мы хотим жить?

    Например, вот, знаете, когда соседи близко общаются, они объединяются, отгораживаются от подъезда и обустраивают свое небольшое домашнее пространство. Почему мы не можем сразу одомашнить подъезды? Так появился дизайн площадок. Теперь весь дизайн подъездов  направлен на то, чтобы площадка ощущалась как дом, как продолжение квартиры.

    Image title

    Кстати о подъездах, у нас же как принято - ставить глухие двери, огораживаться. Мы пошли по другому пути – мы выбрали прозрачные двери. Таким образом, дом начинается не после порога квартиры, а прямо с подъезда. Такие же двери у нас в паркинге. Поэтому у нас нет ни темных уголков, ни дискомфорта, который испытываешь когда заходишь в темный тамбур подъезда.

    Image title

    - Расскажите подробнее о домовых клубах, о которых написано на сайте - это диковинка для наших городов.

    - Домовые клубы - это общественные пространства, которые показывают,  что зона комфорта человека не ограничивается его собственной квартирой. Соседи — это люди, которые, так или иначе, присутствуют в нашей жизни, а сейчас мы можем 10 лет прожить в одном дворе и даже не знать, кто живет рядом с нами. И для того чтобы найти место где бы соседи могли знакомиться и общаться был создан «Домовой клуб».

    Image title

    Он включает в себя антикафе, детскую зону, зал для проведения мероприятий, зоны для компьютерных и настольных игр, мини-кинотеатр, тренажерный зал. И знаете, оказалось создание таких клубов совсем немного стоит для застройщика, а меж тем у них масса преимуществ – они не только стимулируют продажи, но и увеличивают социальный капитал и эксплуатировать дом становится куда проще.

    Image title

    Обычно происходит так – застройщик продает цокольные этажи и там появляются какие-то бутики, игральные, но нам этого не нужно было, нам нужны общественные пространства.

    Image title

    - Ольга, а как все будет работать?

    - Мы сейчас разрабатываем модель соседского сообщества. На сообществе все и будет все держаться. Это будет социальный проект с четко прописанными процессами. Скорее всего, это будет группа в структуре КСК.

    Эта структура, в свою очередь, будет полностью про людей, она будет восполнять те функции, с которыми традиционные КСК не справляются, а, может, даже и не должны. Например, нам как жильцам важно иметь в своем районе определенную инфраструктуру. Те же прачечные, продуктовые и так далее для того, чтобы нам не приходилось ездить за этим куда-то в город.

    Так вот сообщество это должно будет озаботиться тем, чтобы прачечная на первом этаже получила помещение за максимально возможно сниженную цену, а в обмен на это владелец бы давал дисконт покупателям. В идеале владелец должен быть жильцом дома. Вот такая наша мечта. Кто-то говорит, что это утопия, но мы будем стараться.

    - Я думаю, что можно констатировать - сообществ в Астане нет.

    - Согласна. А ведь сообщество – это движущая сила, которая способствует развитию человеческого капитала, улучшению отношений между горожанами и администрацией.

    - Назовите, пожалуйста, конкретные преимущества.

    - В этом есть много преимуществ и возможностей. Например, это возможность проводить дополнительное обучение для детей, организовывать их досуг, совместную развозку в школу, садик. Часто встречается ситуация, когда 10 детей из одного дома едут каждое утро в одну и ту же школу, и каждое утро 10 машин везут 10 детей, а ведь можно скооперироваться и нанять одну машину. Может того же соседа, у которого есть свой мини автобус. Представляете, сколько вопросов решит только эта одна общая машина.

    Image title

    - Отличный пример. Возвращаясь к проекту, в  каком виде вам достался объект?

    - Нам досталась земля, под одним блоком были забиты сваи. Больше ничего не было. Сначала была создана инициативная группа, а потом ЖСК. Вообще план был такой: создать ЖСК, найти инвестора, который бы достроил наши дома. Экономика была положительной.

    На деле получилось немного иначе: когда стали искать инвестора стало понятно, что придется вносить изменения, и они будут на ухудшение проекта. Мы на это не пошли. Нам повезло, что среди нас были опытные строители. Так мы поняли, что мы не доверяем сторонним инвесторам, но мы верим своим соседям. Так было принято решение нанять в качестве  генерального подрядчика строительную компанию соседей. Более того, все ключевые лица в проекте – тоже наши соседи. Это и есть гарант того, что все будет качественно.

    - Как такая большая группа людей принимает решения?

    - Все просто: мы работаем по Закону о Жилищных отношениях. У нас проходят общие собрания. Там мы голосуем, и, вы знаете, у нас не возникает каких-то некрасивых моментов или споров.

    Николай: Здесь я должен сказать за Ольгу, она сама за себя не скажет: если бы у нас не было головы, все было бы иначе. Ольга - наш и стратег, и тактик.  Именно поэтому мы имеем то, что имеем.


    Image title

    - Расскажите про финансовую модель. Кому-то пришлось переплатить?

    - Ни один дольщик не заплатил больше, чем он должен был заплатить «Азбуке». Мы немного увеличили этажность для того, чтобы стать рентабельными. Вообще на тот момент, когда Азбука обанкротилась, продано было 40% жилья по первоначальному проекту, а когда мы изменили его, эта цифра стала и вовсе около 30%. В целом все те, кто приобрел квартиры у «Азбуки» остались должны только то, что они не доплатили ей. Потом мы перезаключили паевые договора и стали привлекать новых пайщиков.

    Те, кто заплатил 100%, те, конечно, ничего не платили. Поэтому когда мы говорим, что продаем квартиры по себестоимости, нужно понимать, что в эту себестоимость вошли и обременения по тем, кто заплатил 100%.

    - Еще одна интересность вашего проекта - во дворах у вас не будет машин. Как к этому отнеслись жильцы?

    - У нас по проекту во дворах машин никогда не было, а решения простые – у нас есть подземный паркинг. Будет еще и отдельно стоящий 9-ти этажный паркинг. Но первый этаж не будет паркингом, это будут кафе, магазины и прочее. Мы еще планируем выделить место для уличных художников. Другими словами, мы хотим, чтобы эти здания были максимально дружелюбны к пешеходам.

    - Если позволите несколько личный вопрос: выходит, что все, кто здесь сейчас работает - жильцы? Все легко бросили работы?

    - Я вот сначала совмещала работу с ЖСК с основной работой. В какой-то момент нужно было принять решение, потому что совмещать уже невозможно было. Рабочий день стал длиться до 11-12 часов ночи. Так и приняла решение уволиться, надо было спасать квартиру.


    Больше о проекте можно узнать на сайте проекта. 

    обсуждение
    Читать по этой теме