• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • Наше детство 90-х было особенным и, пожалуй, лучшим. Вот вам четыре детских и трогательных историй. 

    Асель Мукашева и ее синие бантики

    90-е мы проживали на юге страны, в славном городе Тараз. Не то, чтобы плохо, но в целом, как и вся страна, перебивались с переменным успехом. Родители работали так много, что мы считали соседей бабу Соню и дядь Сергея нашими настоящими бабушкой и дедушкой. Ну, в общем, как - то так.

    Итак, канун нового года, завышенные ожидания. Тогда на юг страны пришел прогресс в виде денди, тамагочей, затем sega, а главное, у меня все еще захватывает дух, кукольных домиков, мебели и прочей бытовой утвари.
    Кукольного домика у меня не было никогда. В тот год родители подарили мне синие бантики и 3 или 4 грецких ореха. И, видимо, понимая, что не оправдали надеж, провели с нами несколько чудесных полных дней. Мы чувствовали себя такими важными, нужными и счастливыми. Я так и не набралась смелости сказать тогда им "Бог с ним с этим домиком. Ну, правда, не переживайте. Все ок!" Отчасти, потому что не знала слова «ок». С тех пор мы пожили в нескольких городах, течение жизни стало в разы быстрее, позже я уехала жить отдельно, моего времени стало катастрофически мало, да и подарков стали дарить и получать в неподдающихся подсчету количествах.

    Бантики давно утеряны, орехи я съела в тот же день, но я буду помнить, те синие бантики всю мою жизнь и вряд ли кто-нибудь когда-нибудь сможет подарить мне что-то, что значило бы больше чем мои синие бантики.


    Бахтияр Баденов и том первой энциклопедии

    Мне кажется, было, лет 8 и я начинал подозревать, что Деда Мороза не существует. Хотя он и дарил отличные книги в подарок, но почему то были сомнения в моем детском сердце. Жили мы тогда в общежитии Военно-воздушной академии в городке Монино в Подмосковье. Там учился мой отец. В этом общежитии жили и остальные слушатели академии, из всего СНГ, ближнего и дальнего зарубежья. Соседствовали дружно и весело, и праздники отмечали соответствующе.
    В ту новогоднюю ночь взрослые ушли отмечать праздник, а всех детей оставили разносить чью-то квартиру. Было очень шумно и кавардачно. Крики, визги, игры. В один из игровых моментов, я встал на подоконник и на автомате посмотрел в окно. И мое сердце замерло от волшебства. Падал хлопьями снег и в желтом свете фонарей, посреди дороги бок о бок шли Дед Мороз и Снегурочка. Дед Мороз шел широким шагом, в одной руке держал посох, а в другой мешок. Хрупкая Снегурочка семенила рядом. Я застыл и не мог поверить своим глазам. Они существовали. Они несли подарки детям. И значит они принесут подарок и мне. Я начал звать своих друзей к окну, но когда детвора прибежала, волшебная пара скрылась за углом. А чувство волшебства осталось.
    Проснувшись утром под подушкой, обнаружил здоровенный том энциклопедии "География". Это был прекрасный подарок, и я не сомневался, что это были они.


    Айгерим Галабир и настоящий ананас

    Я училась в начальных классах, когда мой папа начал работать в престижной нефтяной компании. Нет, он был не из тех, кто подсчитывал баррели скаченной нефти или сидел в кабинете. Он был простым энергетиком и был очень горд, тому, что с ним заключили договор американцы. Или французы. Я уже не помню. Так вот, в Актобе в канун Нового Года зима настоящая. Снежная и скрипучая. На календаре 31 декабря и мы с младшим братом ждем папу после первой его вахты. Мама печет заварные пирожные, а мы слизываем белковый крем прямо с миксера. (Мам, надеюсь, ты отключала его из розетки, когда мы это делали!) И в этот момент папа открывает дверь своим ключом, а мы бежим ему на встречу. И тут началось самое волшебное. Папа накупил нам кучу сладостей и фруктов. Больше всего я обрадовалась целому настоящему ананасу, потому что кажется, это был мой первый ананас в жизни. Мне он казался самым экзотическим и дорогим фруктов, от которого так и веет странами, о которых я тогда мало, что знала. А еще он привез жестяные баночки pepsi, которые ему каждый день раздавали на работе, а он складывал их в дорожную сумку. Для нас.

    С тех пор каждый Новый Год, у нас на столе был целый ананас.


    Айдар Утепбергенов и медведь

    Одно из моих детских воспоминаний: Новогодняя ночь, Алматы, 1992 год. Звонок, кто-то открывает дверь и заходит к нам в дом медведь на передних лапах. Я, 4-летний мальчик начинаю трястись.Медведь!Ведь он нас всех съест! «Нет, - сказала мама, - это Дед Мороз. И вправду, на вершине своего бело-серого меха, который делал его похожим на медведя, существо имело голову с красной спортивной шапкой и бородой из ваты.

    «У меня есть подарки для маленьких мальчиков», - сказал новогодний медведь, тряся в руке тяжелый, немножко дряхлый мешок. «Но сначала они должны спеть мне песню». Мне стало не хорошо. Я боялся. Я не мог ни на чем сосредоточиться, кроме знакомых карих глаз нашего визитера: где же я мог их видеть раньше? Что ему нужно от меня? А мама тем временем пыталась подбодрить меня на песню: «Давай же, спой песню Деду Морозу».

    И я начала: «Пусть всегда будет…». Дед Мороз стал ужасно довольным, полез в мешок и у меня в руке оказались конфеты, машинка и космический корабль.

    Мне было 4. Уже достаточно много, чтобы не узнавать своего отца, неумело замаскированного ватной бородой. Но, я, правда, не имел понятия кто это. Хоть говорил он голосом моего отца, пах мамиными мантами, и закидывал знакомые приколы. Но…я все равно весь сотрясался от вида нашего медведевидного гостя. Ровно до того момента, пока он не ушел и домой не зашел мой отец. Каким-то чудом я удержался от порыва подбежать, обнять его и зарыться лицом в его плотный, колючий шарф.


    обсуждение
    Читать по этой теме