• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Константин, конечно, мы хотим начать с вашей книги "Сорок тысяч". Где в книге вымысел?

    Вымысла нет, но это и не автобиографичная книга. Там вообще все хитро, у меня были свои истории, случаи из жизни друзей, которые я просто связал друг с другом. Бывает, что едешь в поезде с попутчиком, выпиваете коньячок, и он рассказывает тебе что-то интересное, а ты это откладываешь у себя. Примерно так и родилась эта книга.

    Как на вашу книгу отреагировала главная героиня – ваша бывшая жена?

    Давайте сразу определимся, что не все истории в книге в жизни были связаны с ней. Моя бывшая жена прочитала книгу и местами была недовольна, врать не буду.

    Мы прожили с ней 11 лет, и все было хорошо. Каша, состоящая из хороших и плохих моментов. Мы любили друг друга, но у нас были разные представления об этом. Я стал подыгрывать человеку, пытаясь, стать объектом его обожания и перестарался. Я так сильно прогнулся под женщину и стал удобной мебелью. Поэтому и не вышло у нас.

    Другие герои отнеслись нормально к книге, многие узнавали в ней себя и свои рассказы.

    А описание героев зависело от вашего отношения к ним?

    Абсолютно нет, в книге вообще нет ни положительных, ни отрицательных героев. Но их всех объединяет то, что у каждого есть своя беда и я написал об этих маленьких трагедиях.  Можно заметить, что в книге не указан ни город, ни год. Потому что история такая, что ее может надеть на себя любой человек из любого города.

    Что побудило вас написать книгу? Попытка как-то разобраться в себе, что-то вроде терапии?

    Боже мой, сколько красивых и ненужных слов. Когда я переехал сюда в Алмату, мой друг Паша Банников побудил меня на то, чтобы начать писать. Знаете, у нас в Казахстане вообще очень много людей, которые пишут хорошо, но их тут не знают. И не узнают, пока они не станут востребованными где-то в другой стране. И я знаю, что тут моя книга не сделает меня знаменитым, здесь привыкли гордиться теми казахстанцами, которых оценили в другой стране. А так нельзя, нужно своими гордиться. Потому что это как с женщиной, которая может обидеться и уйти к другому. У меня были истории, которыми мне хотелось поделиться. Я не ждал от публикации книги доходов или хороших отзывов. Я сделал ее бесплатной, потому что побоялся, что ее не купят. Ты пишешь, потому что не можешь иначе, есть истории, которые хочется рассказать. Я не люблю, когда из писательства делают мессианство, мол, книга должна вдохновлять и мотивировать. Да ничего книга никому не должна. Это как с ребенком, зачал интересно так, вырастил, воспитал и отпускаешь. Так и я, написал книгу и отпустил, теперь она живет своей жизнью без меня. И меня такая позиция устраивает. Я просто хочу, чтобы человек прочитал книгу и посмотрел на то, какое он может, быть говно или не говно. И вот насколько человек может не говно и быть честным, для меня интереснее и важнее.

    Какая книга была изначально по размерам?

    О, а вот это хороший вопрос, мне такое еще не задавали. И я не льщу. Книга была толще в два раза. Я приклеивал туда разные истории ради объема. А потом я встретился с женой Паши Светой Захаренковой, которая при этом один из лучших художественных редакторов. Она спросила, когда я последний раз читал книгу, отвечаю, что два месяца назад. Вот она и сказала, иди домой и почитай еще раз. И прочитал и почикал ее наполовину. Я начал замечать те истории, которые не вписывались в книгу. Новый вариант я распечатал и отдал Свете, и она еще почикала книгу на процентов 20. Я даже начал переживать, что книга тает на глазах и превратится в какой-нибудь буклетик. Таких кругов ада она устроила мне четыре. Был еще корректор, который исправлял мои ошибки, потому что я не скрою, в грамматике я не силен. Но главное не как ты пишешь, а что пишешь. Достоевский вообще писал с такими ошибками, за что его ненавидели все корректора, но это их работа.


    На этой почве не возникало конфликтов? Наверняка, во всей это шероховатости были вы сами.

    Конфликты были постоянно, потому что мне было жалко отдавать какие-то куски. А Света в этом плане меня не жалела. Так и ругались, поспорим на кухне, выйдем, покурим, а потом успокоимся и ищем лучшие варианты. Но, в конце концов, я подчинился и убрал все, что просила Света и книга заиграла. Она меня этим самым воспитала, и я избавился от этого, сейчас матом скажу, «еабнного» артхауса, от фееричного описания ничего.

    Как долго писалась книга?

    Целый год, я собирал разные рассказы, которые публиковал везде, что-то записывал заново. А потом потребовалось еще четыре месяца, чтобы эти связать эти рассказы, и получилась одна история. Если вы заметили, то в книге описываете десять дней, каждый из которых короче предыдущего. В жизни ведь тоже так, чем старше ты становишься, тем  короче дни, но от этого становится интереснее жить. Мне хочется, чтобы в жизни было как в книге - больше таких дней как десятый и поменьше, таких как первый.

    А будет у этой истории продолжение?

    А зачем? Она заканчивается на том, что встретились два взрослых человека, которых связала беда. У каждого, из которого была бурная жизнь, но они устали и хотят спокойной комфортной жизни. Что будет с Варей дальше? Эта история будет не интересна, потому что у них все будет хорошо. Писать о взрослой, нормальной любви, когда двое живут вместе, ведут хозяйство не нужно. Да, они могут казаться со стороны обычной, скучной парой, но дома в постели они могут ржать часами и в этом их кайф.

    В книге есть момент измены. Как вы вообще к этому относитесь?

    Это стереотип, когда говорят, что могут изменять только мужчины и это естественно. Да никто не должен изменять. Но с другой стороны есть жизнь, с которой не поспоришь. Измену не оправдывает пол, измену может оправдать только ситуация. И не от одиночества люди изменяют, для этого можно собаку завести. Люди просто устают друг от друга и хотят новое. Или просто влюбляются. Я не могу осуждать людей за их выбор, я просто не люблю наглые и специальные измены из мести.

    Как страдают мужчины?

    Я страдаю молча. Я собираюсь в кулак, могу напиться. Был случай, когда я уходил в запой, но мне это не понравилось после того, как я спал в парке. Больше я к этому не возвращался. Есть в алкоголе свое спасение, он не решает проблемы, но может помочь тебе расставить приоритеты.

    А расскажите про женщин. Вы -  мужчина, окруженный только женщинами в семье, наверняка, это вас чему-то научило.

    Да я сам наполовину женщина. Я скажу как мужчина - главное женщине не давать «ебаьт» себе мозги. Как только у нее это начинается, вы должны придумать хитренький способ как из этого выйти. Потому что женщины по характеру самоеды, постоянно в чем-то сомневаются и из этого, потом может выйти громадная конструкция, которая обрушится не на нее, а уже на мужчину. Я на женщин не обижаюсь, я не могу простить две вещи: измену и смерть, а все остальное фигня. Ну не сварила ты борщ, да и насрать. Переживем.

    Кстати, в вашей книге самая трогательная глава – о маме.

    Это моя мама, я писал о ней. Мне страшно представить, что когда-нибудь она так тихо и уйдет из жизни, не причиняя неудобств. Хотя мы с мамой часто говорим о смерти, и я знаю, что когда-нибудь это настанет. Но, тем не менее, я не хочу бросить все и ехать жить с мамой, так же как и она. Это не вопрос любви или не любви, у нас в этом плане с мамой четко поставленные границы. Маме 75, она носит брюки, гуляет в парке со своими подружками-старушками, которые на самом деле никакие старушки, вечером они могут выпить немного коньячка, а утром она встает в 6 и начинает наводить порядок в, итак, уже чистом доме. Там ее дом и свой уклад жизни, она активная и до сих пор работает. Мама всегда была человеком, которая вставала, брала рюкзачок и ехала в разные города и чем только не занималась, а теперь я с гордостью могу сказать, что она один из лучших бухгалтеров Казахстана.

    Понятно, почему она в вас не нуждается. И вы последовали примеру мамы, когда приехали в Алмату?

    Да, и вот знаете, что мне не нравится в алматинцах, так это то, что тут мамы сильно привязаны к детям. Они не дают им возможности самостоятельно что-то начать делать. Почему тут успехов добиваются приезжие? Потому что мы приезжаем с одной сумкой и 400$ в кармане. Нам надо тут выживать. А когда у тебя тут есть квартира, родители под боком, которые всегда помогают, то стараться уже не хочется. Я таким не буду, тут техника проста: выросли – уезжайте. Я  не буду заботиться о них постоянно.

    Да ладно, вы папа двух дочерей и завтра когда одна из них позвонит с проблемой..

    Спрошу, может ли сама решить, если нет, конечно, приеду, решу, я же папа, но оставаться не стану. Дальше пусть сама. Если у человека есть человек, который решает его проблемы, он перестает решать их сам.


    Как думаете, почему после прочтения этой книги у некоторых людей изменилось отношение к вам? Оказывается-то, Нагаев неплохой чувак..

    А потому что я действительно неплохой чувак, начнем с этого. За меня многие домысливают, вешают ярлыки, а потом удивляются какому-то моему мнению. Мне приписывают агрессивность и многие думают, что я мудак, а я вполне миролюбивый человек. Я не люблю ложь, и когда люди врут, да, это во мне вызывает агрессию.

    Зная о вашей любви к Грузии, расскажите, за что именно вы любите эту страну?

    Моя любовь к этой стране намного глубже. Да, я люблю вино, еду, архитектуру, но самое главное – люди. Они другие. Мы открытые, сердечные, но не достаточно. Когда там я иду по улице, я не вижу там врага, а тут его можно встретить на каждом шагу. Там ты можешь подойти и рассказать о своей проблеме и это не попрошайничество, это норма. Там к тебе могут подойти и спросить, откуда ты, тут это воспринимается как агрессия, там это живой интерес. И грузин будет спрашивать тебя о том, как вы там живете, не потому что у него есть лишние десять минут, и ему нечего делать, а потому что ему реально интересно как живут другие люди. И еще я люблю вот то самое грузинское застолье. Там элемент еды и питья не самый важный, у них шикарнейший юмор и самоирония! Они не бояться быть смешными, они постоянно смеются, а мы пздц какая серьезная страна. Не дай Бог кто-то над нами посмеется.  В Грузию меня влюбил Довлатов своим рассказом про армян "Когда-то мы жили в горах". В то время когда мы хотим должность, грузины хотят смеяться. Когда мы у себя в доме хотим кабинет, грузины хотят большой зал для приема гостей. Когда мы хотим быть главными, грузины хотят быть интересными. Они всегда остаются грузинами во всем, что делают.

    Что нужно сделать в Грузии обязательно?

    Там в первую очередь нужно приехать в то место, где ты сможешь побыть один и просто подышать. Подышать этой свободой и тихонько пройтись пешком. Без фотоаппаратов и телефона прогуляйтесь по старому Тбилиси, и вы заметите, как два старичка после смерти жен поливают маленькую клумбу. В этой стране есть всегда, за чем понаблюдать.

    P.S.

    "Я ехал домой, где меня никто не ждал" - именно этой строкой из книги можно было бы изложить ее суть. «Сорок тысяч» - удавшаяся попытка осмыслить прожитое, расставить все и всех по местам, увидеть большое теперь издалека. В книге нет эпичных сцен, сложных диалогов, моральных дилемм, которые большинство из нас будут переживать только на голубом экране. В ней есть жизнь, непритворная, та, что случается с нами каждый день. Придется продираться сквозь "мужиков", "граждан" и жесточайшее "похмелье", чтобы окунуться в мир некой тоски,
    смирения, мужской сентиментальности, убогости реальности и ее неизбежности. Простота языка, благо, вовремя прерываемая местами неожиданными, пусть не всегда уместными, параллелями с
    узниками концлагеря и варварами, разоряющими Рим, отсутствие комплексов, болезненной рефлексии и претенциозности делает книгу хорошей литературой, которую можно перечитывать не один раз.

    Текст: Айгерим Галабир, Асель Мукашева

    Фотографии Дании Мулдагалиевой

    Скачать книгу можно здесь

    обсуждение
    Читать по этой теме