• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

     Как вы пришли к киноискусству? Почему решили самореализовываться через него ?

    К киноискусству я ещё не пришёл, я так думаю. Как Дмитрий Нагиев ответил, когда ему сказали «Вот вы снимаетесь в кино… - Я не снимаюсь в кино, вот Роберт Де Ниро снимается, Аль Пачино снимается, а я так…». Мне просто нравится делать аудио-визуальный продукт, когда выпадает возможность. Это очень интересно на самом деле.

    Помимо съёмок фильмов вы занимаетесь кинокритикой. Возможно ли в Казахстане заработать на этом?

    Возможно, но суммы эти ограничены. Заработок не космический. Скажем, вы пишите рецензию на сайт, вам за это платят. Чтобы быть настоящим критиком недостаточно быть знакомым с казахстанским кино, быть на местном уровне, надо хотя бы знать о каких-то международных кинофестивалях, бывать на них и так далее. Надо понимать, что люди вырастают там, где есть среда, то есть великие режиссёры и художники из Европы выросли на значимом европейском искусстве, а если ты, допустим, живёшь в отдалённом селе, то сложно чего-то заметного добиться, нужно быть новым Ломоносовым или Абаем, что бывает раз в сто лет.

    Все антиутопии, так или иначе, сбылись.  Какой на ваш взгляд будет следующая антиутопия?

    Антиутопии всегда показывали деградирующее общество, очень властное, тоталитарное. Началось это, по-моему, ещё с «Метрополиса». Уже сто лет антиутопии, в принципе, показывают одно и то же. В любом случае общество тяготеет к тоталитарности, в связи с любым развитием появляются какие-то общественные тренды, которые хотят людей зажимать и лишать свободы. Это интересно и этого все боятся, именно поэтому антиутопии строятся подобным образом.

    Как вы считаете, работает ли в кино принцип спрос-предложение? Это народ рождает спрос? Если так значит ли это, что современное казахстанское кино, по крайне мере то, что мы смотрим на большом экране, это проекция нашего мировоззрения как нации?

     В своё время группа молодых кинематографистов выступала с инициативой ходить по домам к людям и опрашивать их на предмет того, что они хотят видеть в кино. Это должно было помочь делать более востребованное аудиторией кино, но на самом деле это глупость, потому что аудитория не знает, чего она хочет. Если прийти к людям и сказать «Вы хотите «Аватар»? Он будет снят в 3D, там будут синие человечки», ответ будет - «Я не знаю». Кино вперёд продвигает пассионарии, которые дают аудитории то, чего она никогда не видела. До того, как Роберт Родригес снял «Эль Мариачи», никто не думал, что за $10 тысяч можно снять подобный фильм. Если бы сказали «Вы хотите фильм за $10 тысяч про убийцу с гитарой?», все бы сказали «WTF?!». Кстати, у Джэймса Кэмерона была такая история, когда он ходил и рассказывал студиям, что у него есть сценарий о роботе, который пребывает из будущего, чтобы убить Сару Коннор, мать будущего спасителя человечества, на что ему отвечали «Ты о чём? Ты вообще в своём уме?». Позднее он снял этот фильм, сорвал кассу и сделал себе имя на этой работе.

    Что расскажите о роли кино в нашей культуре?

    Есть такая теория, что казахам кино, как вид искусства, чуждо, они ни никогда им не занимались, и вообще это искусственно принесённый вид развлечений. Что парадоксально, казахстанцы очень любят этим заниматься. У меня есть знакомые, которые закладывают свои квартиры, чтобы получить деньги и снять на них кино, а затем выйти в прокат и совершенно не отбить этих денег. Все считают, что кино это их судьба, поэтому, я думаю, что общественное значение достаточно большое.  Все любят кино, все хотят сниматься в кино, все хотят им заниматься. В нашей стране кино это очень привлекательный вид искусства.


    Некогда Олег Борецкий процитировал вас в рецензии на ваш же фильм «Супер Баха», что «во вторичности и состоит беда и порок всего казахстанского кино». Вы по-прежнему считаете, что это так? Как с этим бороться?

    Тут нужно разделять мнимую вторичность и действительную, потому что в принципе всё вторично, всё то кино, что мы смотрим, основано на каких-то предыдущих образцах. Есть цитаты осмысленные, есть те, которые трудно разглядеть, но если вы обратите внимание на любого режиссёра, он всегда заимствует чей-то стиль, манеру, способ повествования, сами идеи ворует. Это нормально, потому что это и есть развитие. В то же время есть вторичность такая, когда человек не понимает, что он копирует, откуда берёт первоисточник, а, грубо говоря, вдохновляется какой-то компиляцией, как у Тарантино, но тот смотрел много первоисточников, он как историк копался в материалах, наши же думают, что достаточно «слизать» с копии и получится тот же результат. Вот это плохо, это действительно проблема, потому как не способствует самостоятельному мышлению. В первую очередь надо думать, а не бездумно копировать уже созданное.

    Недавно мы разговаривали с одним режиссёром, который сказал, что надо читать книги. Я привёл ему в пример другого человека, который вроде бы читал книги, а фильм у него получился плохой, на что он сказал: «книги надо читать до конца».

    Тем не менее, что скажете о своих фильмах? Что вам мешает снимать хорошее кино?

    «Супер Баху» я даже смотреть спокойно не могу, да, я им не доволен. Я понял, что вся сложность моих фильмов – во мне. Что касается моей короткометражки «Пельмени и Рахманинов», там была другая история. Я был так помешан на картинке, даже задумался об операторской деятельности, фильм вышел красивый, а жизни не было.

    Как можете оценить качество казахстанских актеров и современного казахстанского кино в целом?

    Проблема казахстанских актёров, которая, на мой взгляд, безусловно, есть, заключается не в самих актёрах, а в режиссёрах. Режиссёр ответственен за кастинг, он должен объяснять, чего он хочет от актёров. Фильм это всегда воплощение режиссёрского замысла, поэтому если там слабые актёры никогда нельзя сказать, что актёр слабо сыграл, а я такой хороший режиссёр. Я не считаю, что у нас есть слабые актёры или наоборот великолепные, у нас в целом уровень кинематографической культуры достаточно низок и это ощущается на актёрах, потому что они фронтмены, мы именно их видим на экране и по ним судим уровень кино.

    Успех актера зависит от взаимоотношений с режиссером?

    Знаете, в этом деле даже есть такая шутка, что, мол, сначала актриса спит с режиссером, потом с оператором, затем с монтажером. На самом деле, актеры должны нравиться оператору – это очень важно. От этого зависит, как актера будут снимать. У нас был такой случай, актриса ну вообще не нравилась оператору, и он снимал ее так, что мы вообще разочаровались насчет ее роли. Актеры – это такие люди, когда фильм успешный и их спрашивают о том, как работалось с режиссером, они в этом случае скажут, что режиссер талантливый и смог их раскрыть, хотя ты мог орать на них, на съемках, и они тебя ненавидели. Но если фильм провалился, и как бы ты с ними хорошо не ладил на площадке, они скажут, что режиссер отстой и не смог снять нормально то, что задумывалось. Но это нормально и это их право так говорить.

    Мы знаем случаи, когда режиссеры снимают фильм специально для актеров, с кем бы вам хотелось поработать?

    Да, это Жандос Айбасов и Айсулу Азимбаева, интересные ребята, с ними хочется работать.

    Хотя, казахстанский зритель любит образ Асель Сагатовой...

    У Асель нейтральная внешность и ее можно в любом фильме снимать и у нее это  получится. Но при этом в ней нет какой-то эротической привлекательности, да, она красивая, но хочется чего-то большего и нестандартного от актрисы.

    Фильм «Джокер» продемонстрировал, что и в Казахстане можно снимать фильмы с использованием хромакея. Как думаете, почему этот случай единичный и есть ли будущее у фильмов с подобным способом съёмки в нашей стране?

     Давно снимают на хромакее, в этом ничего сложного нет. Тут дело не в перспективе технологии как жанра, потому что есть ли перспектива у 3D? Если это семейная драма и плохо обрисованное 3D, то нет, если это будет делать Кэмерон, то она есть. Надо понимать, что это не есть самоцель, не важно быть первым фильмом, полностью снятым на хромакее, ведь самое главное это история. Когда у тебя есть история, ты уже начинаешь думать, как её воплотить, какую технологию использовать, чтобы это захватило аудиторию. Если тебе для этого нужен хромакей, ты его используешь, если тебе нужна массовка в миллион человек, ты её собираешь, но только если этого требует суровая необходимость, если без этого ты не донесёшь суть истории. В «Джокере» не было такой безысходности, его можно было спокойно снять и в традиционной манере.

     Что скажите о жанре мокъюментари или found footage? Почему ещё нет ни одного казахстанского фильма в этом направлении?

    Снимали, по-моему. Во всяком случае, Адильхан Ержанов пытался снимать, что-то подобное делает Жанна Исабаева. В целом никогда не думал об этом. Вообще с точки зрения производственной технологии могу сказать, что это просто дешевле, потому как тебе не надо выстраивать кадр, ведь из-за постоянно движущей камеры зритель не разглядит, как там выстроены декорации и прочее. Что касается аудитории, то это создаёт эффект вовлечения в историю. Возвращаясь к вопросу о вторичности, это же снова повторение. Первым подобное снял Дзига Вертов, потом повторили неореалисты, потом это делала «новая волна» французского кино. Всё это уже давно опробовано, просто на новом технологическом витке это может приобрести какие-то новые черты. Так или иначе, цель всех режиссёров - донести историю. Кто-то это делает трясущейся камерой, кто-то статикой, в общем, всё по-разному, лишь бы вовлечь аудиторию. Так вышло, что долго снимали статикой, потом вспомнили про «трясущуюся» камеру, стали повально снимать так, но сейчас, как мне кажется, народ уже ждёт чего-то другого.

    Когда в Казахстане снимут кино мирового масштаба? Что для этого нужно?

    Я думаю, что уже сняли, как минимум, два – «Уроки гармонии» и «Хозяева» Адильхана Ержанова, это что касается фестивального кино. Это картины действительно мирового уровня без всяких скидок. Они очень сильные по драматургии, по режиссуре и по актёрской игре. Что касается коммерческого популярного жанра, то я думаю, что такое у нас никогда не снимут, во всяком случае, не в обозримом будущем точно. Сама суть блокбастера зародилась и развивалась в Америке. Как-то во Франции выделили много денег, чтобы снять первый французский блокбастер. Да, его сняли, но ощущения были не те. Дело тут даже не в таланте режиссёра или мастерстве производителей, а в законе рынка – есть Голливуд, который диктует моду на рынке, есть ещё смежные рынки, а есть маленький Казахстан. Нужно понимать, что мы одна из более чем ста стран, у которой есть какие-то амбиции, ничем особо не подкреплённые. У нас могут люди участвовать в чём-то, совместно снимать, но чтобы сделать что-то самостоятельное, что бы порвало кассу это должно быть что-то сверх оригинальное, как было с тем же самым «Эль Мариачи» или «Боги, наверное, сошли с ума», то есть случаи эти единичны. Чтобы создать систему нужно, чтобы здесь был второй Голливуд, а этого тоже не будет.

    Вам, как человеку периодически оказывающемуся по разные стороны кинокритики, в какой ипостаси комфортнее?

     Мне нравится быть режиссёром, потому что ты выступаешь в роли демиурга. Ты чувствуешь, когда тебе удаётся создать интересный план или кадр, или решение сцены и от этого ты прям кайфуешь. Если фильм потом рвёт кассу, то я думаю, ты получаешь несоизмеримое удовольствие, если получаешь «Оскар», то это вообще что-то космическое. Мне также нравится и писать, но от написания в последнее время я не получаю столько удовольствия.

    Сколько обычно требуется времени, чтобы организовать все нюансы съемочного периода?

    Если на полный метр, то зависит от постановки, в среднем месяца 2-3, бывает, что полгода или год, в зависимости от сложности. Самое сложное это воплощение твоего замысла. Как говорил Феллини - «Съёмочный процесс это разрушение творчества», то есть ты думал одно, а начинаешь снимать, получается совершенно другое. Ты потом подстраиваешься под условия и пытаешься уже получить максимально близкое к задумке. Есть такие вещи, которые возникают на съёмках и они неприемлемы, а есть и такие, которые тебе помогают.

    Какова ответственность режиссера перед зрителем и перед продюсерами?

    Надо различать в каком виде существует продюсирование в мире и в Казахстане. Если у нас государственное финансирование фильма, то продюсер это тот человек, который берёт деньги у государства и организовывает съёмочный процесс, не вкладывая своих денег. Есть частные продюсеры, которые нанимают режиссёра, чтобы тот снял фильм, который им нужен. Ответственность режиссёра в таком случае заключается в том, чтобы снять, как хочет продюсер и в установленную дату. У нас же получается так, что продюсеры нанимают режиссёров, исходя из того, что те уже сняли, поэтому и видеть они хотят примерно то же самое, поэтому творческая свобода у режиссёров имеется. Если говорить об ответственности перед зрителем, то она простая – делать интересное кино, чтобы люди не скучали.

    Почему вы больше не снимаете полнометражное кино, и есть ли вообще планы на какие-нибудь фильмы?

     На полнометражные фильмы мне не дают денег. Это во-первых, а во-вторых, недавно прошла премьера моего короткометражного фильма «Пельмени и Рахманинов» и зрители в большинстве своём его не поняли. Проблема не в зрителях, а во мне, потому что нужно быть понятным и говорить на одном языке с аудиторией.

    Я понимаю, что у меня нет сейчас возможностей, ресурсов, физических и психических, чтобы потратить год на съёмки фильма, чтобы выпустив его в прокат, столкнуться с непониманием. Это очень тяжело. К тому же у меня есть знакомые, которые занимали денег на фильмы, которые были заведомо обречены на провал в прокате - такого пути я для себя не хочу. Если делать, то только тогда, когда я пойму, что конкретно нужно аудитории и что это действительно пойдёт.

    Как вы обычно смотрите свои фильмы?

    Я люблю смотреть свое кино в зале со зрителями. Потому что в этот момент в зале все зрители становится одним единым организмом. И ты видишь, когда они смеются или замолкают, какие моменты их трогают, а когда они уже начинают зевать.

    Есть ли какая-нибудь книга, которую вы бы хотели превратить в фильм?

    Пожалуй, нет. Я такого ещё не встречал, чтобы мне до дрожи в коленках захотелось снять фильм по мотивам чьего-то романа.

     Если бы вам дали условные 100 миллионов долларов, какой фильм вы бы сняли и кого из актёров пригласили бы в нём поучаствовать?

    Я, скорее всего, организовал бы какой-нибудь венчурный фонд, и мы в копродукции с Голливудом сняли бы с десяток разных фильмов и потом продавали бы их на разных рынках.

    Есть такое понятие «не справиться с бюджетом», когда режиссёр получает определённую сумму денег и попросту не знает, что с ними делать. Кажется, что чем больше денег, тем лучше, а на самом деле, это превращается в проблему. На счёт актёров это достаточно сложный вопрос, потому что с местными актёрами мне легко, я знаю, чего они хотят, как они живут, а если взять каких-то суперзвёзд, то я бы не знал, как себя с ними вести. Есть вещи, которые тебе соразмерны, а есть и несоразмерные понятия.

    О каких людях вам хочется снимать кино?

     Я бы снял документальный фильм про человека, у которого невероятная сила духа, который не сгибается, не ломается и идёт к своей цели. К сожалению, у нас мало таких людей.

     Последний фильм, который вас сильно впечатлил?

    Пожалуй, «Любовь» Михаэля Ханеке меня очень впечатлила, правда я этот фильм давно смотрел.

    Давайте устроим такой небольшой блиц. Назовите три любимые книги.

     «Шутка» Милан Кундера, «Татарская пустыня» Дино Буццати и наверное «Имя розы» Умберто Эко.

    Три любимые песни.

    Elvis Presley – Why Do Fools Fall In Love, Шостакович «Вальс №2» и Рахманинов «Элегия».

    Три обязательных к прочтению интернет-ресурса.

    - Мне нравится «cinemotionlab.com», imdb.com и сайт покойного ныне Роджера Эберта (http://www.rogerebert.com - прим.ред.) о кинокритике.

    Ваш любимый город.

     Из тех, которые понравились по ауре, наверное, Париж. Банально, но из-за того, что там была насыщенная культурная программа, мне он очень запомнился.

    Текст: Роман Ковалев

    Фотографии: Айгерим Галабир

    Благодарим Roma Caffe за возможность провести интервью

    обсуждение
    Читать по этой теме