• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Пост ниже я писала в прошлом году на yvision.kz. Это наглядный пример того, как мы меняемся во взглядах.

    Перечитываю и понимаю, что представления об авторе были несколько экзальтированны. Тогда все было очевидно. Тогда казалось, что если писать, то обязательно о войне, мире, пандемиях, любви, загадках мироздания, моральных дилеммах.

    Довлатов же стал неким глотком свежего воздуха. Писать лаконично и по делу, виртуозным владением языком, со снисходительностью к персонажам и  неизменной иронией к себе, а главное на темы простые, казалось чем- то новым.

    Нет, мое отношение осталось таким же восторженным, но уже по немного иным причинам. Сегодня мне куда интереснее размышлять о том, куда же были устремлены его мысли, как бы все сложилось, не уйди он из жизни так рано, была бы Россия другой, вернись он, собирать по кусочкам целостную картину его жизни. Рабы ли мы все времени, в котором живем, данных условий или все же мы способны на большее. 

    Теперь его уже персона, полная комплексов, страхов, нереализованных амбиций, роль протеже манерного, успешного "старшего брата" и сопряженные противоречия, не покидающее ощущение собственной "маленькости" и одновременно претензии на несправедливую непризнанность - предмет моего интереса. Разве не это чувствует большинство из нас? Каждодневное ощущение собственной никчемности.

    Трагикомичность, навыки блестящего рассказчика, ирония, язвительность (вы только послушайте, что он говорит о советских писателях!), чувство юмора и тонкое мироощущение - это то, чего не хватает всему пишущему столпотворению сегодня.

    А вот и сам текст времен, когда я была буквально ослеплена его гением, когда мир делился на добро и зло:


    Бывают такие книги, авторы, которые приходят вовремя. Когда ты готов к ним, именно в них ты найдешь комфорт. Таковыми стали для меня рассказы

    С. Довлатова. Не откровением, не проповедью, но чем-то похожим на сокровенные секреты, рассказанные в первозданно простой манере, умолчаво лишнем, о пустом, о том, что оба собеседника знали или догадывались.

    Его творчество видится мне невиданным ранее инопланетным цветком, с виду невзрачным, но стоит к нему прикоснуться, и он раскроется в люминесцирующий, неземной красоты бутон.

    Как часто вам неловко от бессмысленной помпезности современных постов, книг, людей? От морализаторства. Однако что мы знаем о неприкрытой,

    настоящей уязвимости, об искренности или отчаянной безысходности. Бунта большинства из нас хватает лет так на пять, дальше мы одинаковые конформисты-инстаботы с "декадентскими физиономиями".

    Проза Довлатова как приглашение прилечь после долгого и утомительного дня, расслабиться и послушать интересные истории. Истории рассказанные тонко, саркастично, с неповторимым юмором. Он не навязывает вам свои взгляды и, тем не менее, если вы не обделены умением мыслить немного дальше вашей рутинной жизни, он заставит вас задуматься о вечном.

    Его прозу называют плебейской те, кто не смирился с тем, что жизнь это то, что есть и ничто больше, возвысить к классикам хотят те, кто не понял его секрета.

    Я думаю, его проза, его тяготение "к плебсу" это логический вывод долгого поиска. Поиска чего-то большего, больше чем он, больше чем все мы, скрытого, тайного смысла, ради которого стоило бы бросаться в смертельные сражения, который стоило бы прославлять и насаждать.

    Мне кажется, что не найдя такового, он пришел к исключительно верному заключению, которое точно передают строки из Керуака: "Я помню как вдруг куча листьев взлетела на воздух, упала в ручей и понеслась в сторону моря, пробудив во мне уже тогда безымянный ужас: "О Господи, всех нас смоет в море, что бы мы там ни знали, ни говорили, ни делали". Ницше обезумел, Достоевский не дал ответов, Керуак спился в невозможности превозмочь несправедливую конечность всего и всех, кого мы когда-либо знали. Добавить больше нечего, поиски заканчиваются одинаково для всех.

    И все же Довлатов не встал на путь саморазрушения, отчуждения.

    Несмотря ни на что он любил жизнь именно такой, какой она была. И в этом его секрет, в этом его божественный дар. Он одарен сверхчеловеческой возможностью принять абсурдность существования, не бороться с тем, что "ад - это мы сами", не претендовать на венец творения, принять проходимость, скоропостижность и рассказывать исключительно талантливо о том, что видит. Рассказать не о том, как правильно жить, а о том, как живут.

    В отсутствие этого одного элемента, который бы объединял бы всех нас, ради которого стоило бы умирать, начинать крестовые походы, жить и писать, мы распадаемся на миллиарды малозначительных, кратковременных, но фантастических историй, о которых нам и представляется уникальная возможность услышать и тем самым разделить ироничное, незаурядное мировоззрение Сергея Донатовича.

    Его проза приземлена, но невероятно поэтична. Все его рассказы преисполнены тоски и романтизма, но комичны тем не менее. Прозаик - эстет, язык в его исполнении блистательно метафоричен, но возмутительно прост.  Фантасмагоричная фабула скрывает тонкие философские размышления. Адепт короткой формы, ни одно слово не лишнее, каждый диалог мастерски выстроен.

    Его лирический герой полумаргинальный, немного подозрительный и с нашей подавляюще усредненной позиции во времени непонятный. Такой он, вероятно, потому что общепризнанный успех беспринципен и предполагает правила.

    Разделите ужасы тюремных будней, живо описанные в "Зоне", погрузитесь в рассуждения о бытие и поиронизируйте в "Третьем повороте налево", ощутите тяготы эмиграции в "Филиале".

    Дописывая каждый последующий рассказ, он медленно встает из-за своего стола, подавленный, немного разочарованный, приговаривая с едва заметной улыбкой "черт бы все побрал", а герои его проживают и сегодня свои короткие, маленькие и лишние жизни.

    обсуждение
    Читать по этой теме