• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • Chronicle начинает неделю бесконечного космоса. В рубрике «Люди» Нурлан Аселкан – шеф-редактор международного журнала «Космические технологии и исследования» рассказывает о том для кого они делают этот журнал, зачем летать на Луну, стоит ли отказываться от сотрудничества с Роскосмосом и сколько стоит полететь в космос.

    Image title

    Нурлан, здравствуйте! Как коллектив, отчасти аналогичный вашему, хотим полюбопытствовать – за чей счет «банкет» проходит у вас? Кто финансирует ваш интересный журнал?

    Наверное, это самая интересная тема для любого издания. У нас принцип самоокупаемости. Подписчиков среди физических лиц мало, поэтому и стоимость журнала у нас существенная: годовая подписка, а это 4 номера в год, стоит 120 долларов. Работа со спонсорами для нас не имеет особой перспективы - это временное сотрудничество и в итоге расхождение интересов. Рынок рекламы к научно-популярным изданиям относится сдержанно, если не сказать равнодушно.

    Судя по привязке к иностранной валюте, география распространения журнала довольно широка…

    Если ты делаешь журнал на русском и английском языках, ты должен делать его на все "русское" пространство и на все "английское". Это очень тяжело, но мы стараемся. В Казахстане у нас несколько сотен подписчиков, исследовательские организации вроде Казкосмоса, его подведомственных институтов. Но мир космических технологий тесен, поэтому у нас есть также подписчики и за границей. Таким вот образом мы выходим на безубыточную фазу, что в нынешних условиях - неплохо.

    Как видно из экземпляров журнала, вы на «короткой ноге» с Казахстанским Космическим Агентством…

    Еще на заре проекта у нас сложились добрые отношения с руководителем Казкосмоса Талгатом Мусабаевым и другими специалистами, и мы обсуждали, что подобные инициативы реализуются на основе взаимовыгодного сотрудничества. Они дают нам материалы, помогают посетить объекты, мероприятия, космодромы и так далее, а мы в ответ оказываем информационную поддержку. Следует также отметить, что инициатором создания журнала стал Жумабек Жантаев, президент Национального центра космических исследований и технологий, расположенного в Алматы. Понятно, что всем идеям и предложениям редакции нашими коллегами открыт зеленый свет.

    Image title

    А как обстоят дела с зарубежными партнерами? У обывателей космические исследования ассоциируются с гигантами типа РосКосмос, НАСА…

    Несмотря на небольшой масштаб - в Алматы у нас всего четыре сотрудника – мы, не стесняясь, вышли на серьезные организации. В числе первых - Центр космических исследований и технологий Европейского Космического Агентства (ESA) расположенного в Нидерландах. Мы отправляем свой журнал во все серьезные организации – Роскосмос, NASA, Европейское Космическое Агентство, Японское Агентство Космических Исследований, Индию, Таиланд и так далее. Через какое-то время к нам стали приходить их материалы, поступала подписка.

    В Казнете очень модно публиковаться эмоционально, но не информативно. Может, изданиям не хватает истинных специалистов. А насколько авторитетны сотрудничающие с вами специалисты?

    У нас в редакционном совете есть люди, узнаваемые в отрасли. Остановлюсь поподробнее на одном из них – Мартине Свитинге. В космонавтике в свое время были сложившиеся параметры спутников. Это аппараты стоили значительных средств, для их вывода в космос нужны были тяжелые ракеты-носители. Свитинг решил нарушить традиции создания громоздких спутников с циклом изготовления 2-2.5 года, стоимостью свыше 100 миллионов долларов. Он создал творческий коллектив на базе Суррейского университета, привлек достижения микроэлектроники, в итоге его Центр начал делать 100-килограммовые спутники с характеристиками, как у больших изделий. Сначала этих разработчиков никуда не впускали, но потом удалось сделать несколько аппаратов для министерства обороны Великобритании, хорошо зарекомендовавших себя, для партнеров из Кореи и Таиланда. В итоге, Казахстан в июне 2014 года запустил спутник, разработанный как раз этой компанией. Вот такие  специалисты сотрудничают с нашим журналом.

    Image title

    Важно ли при выпуске определённого продукта преследовать благородные цели, наподобие популяризации науки?

    Одна из наших целей была сделать продукт, который устраивает специалистов, но одновременно не забывает о популяризации. Космонавтика сегодня - это как мореплавание в древности, которое было уделом специалистов, мореплавателей, но затрагивало и купцов, и пиратов, и вообще всех, кто жил вблизи портов. Это была такая огромная сфера деятельности, в которой было место даже колдунам и чревовещателям. Подобное применимо и к космонавтике. Не бывает казахских, русских или американских журналах о космосе. Все подобные нам журналы бороздят океан и должны работать в этом ключе, просто кто-то имеет больше возможностей, а кто-то меньше. Нашим минимумом было - не вызывать смех у наших коллег в Москве, Киеве, Амстердаме, Париже и так далее. Улыбку еще ладно... Мы понимаем, что журнал очень молодой и скромный, и во многом это развитие хобби.

    То есть, «довольствуясь малым – думай о большом»?

    Да. К примеру, говорят, надо осваивать солнечную систему, иметь плацдарм на Луне, а кому это надо? Утоление ли это простого любопытства? Оказывается, нет. Это единственный реальный путь в космос. Надо помнить, что есть много неблагоприятных факторов: невесомость, высокая радиация и т.д. И решения пока никакого нет. Люди терпят невесомость, накапливают в организме различные соли, которые разрастаются в виде "звездочек" в почках, изменение зрения и так далее. Накапливается радиация. Спасает, конечно, что МКС - у Земли, защищена радиационными поясами. Но как только человек полетит, скажем, на Луну или дальше, он будет защищен всего лишь тонкой стенкой брони и нужны эти самые плацдармы, где можно переждать и дозаправиться, может использовать местные ресурсы. Поэтому цели должны быть больше, шире.

    Сложилось мнение, что люди, связанные с космосом – истинные мечтатели, не разменивающиеся на мелочи….

    Знаете, в свое время NASA провозгласили принцип открытости. К примеру, первые кадры с телескопа Hubble астрономы всего мира могли свободно получить. Даже лунный грунт делился и направлялся в национальные академии наук вне зависимости от того, могли они это оплатить или нет. У NASA есть слоган, который мне очень нравится - "для каждого человека на Земле". Такой же принцип у одного из наших крупных партнеров - европейского космического агентства. Медиатека у этого агентства доступна бесплатно.

    Поэтому онлайн-выпуски вашего журнала можно найти в интернете?

    Да, мы руководствуемся вышеперечисленными принципами. По истечению подписного периода ликвидность издания исчерпывается и мы вывешиваем бесплатные экземпляры, чтобы люди могли копировать, пользоваться.

    Image title

    Но пользуются, к сожалению, единицы. Почему у современной молодежи нет как таковой массовой тяги к науке и технологиям?

    Это философский вопрос. В нашем обществе есть несколько жизненных подходов и один из них - меркантильный. Намного проще уйти, скажем, в государственные, силовые структуры, а оттуда поток жизни сам тебя унесет куда надо. Это вполне нормальный путь для многих.

    С другой стороны, есть, скажем, наладчики дорогого медицинского оборудования. Не секрет, что медицина у нас хорошо оснащена. Поступает много оборудования, но правильная эксплуатация его требует определенных знаний и навыков. И, несмотря на нехватку наладчиков подобного оборудования, дефицит специалистов остается, так как обучение подобному делу требует усилий, труда, в конце концов.

    В общем, надо меньше лениться?

    Да, стремиться к знаниям. Если ты хороший специалист, тебе найдется место. Производство у нас в стране на сегодня небольшое, но оно растет. Помню, раньше была проблема в СМИ - снять действующий конвейер, показать людей в чистых комбинезонах, собирающих нечто, технологичное. Нам все время предлагали кондитерские цеха, благо там были ползущие в обертках конфеты. А сейчас такой проблемы нет, даже на авиатехнику замахиваются, и туда нужны люди. Однако пока наша сложившаяся система образования не приспособлена к этому. И поэтому общество у нас непроизводящее.

    И, может, отсюда берутся все наши «мистификаторы» и шарлатаны?

    Есть, знаете, паранаука. Иногда спрашивают "что вы думаете насчет инопланетян". К сведению, в инструкциях NASA существуют указания по поведению во внештатных ситуациях, связанных с необъяснимыми моментами. Но из этого не делают сенсации. Это больше для "желтых" изданий. Многие, к примеру, до сих пор обсуждают, высаживались ли американцы на Луне, погибали ли космонавты-экспериментаторы до Гагарина, на страницах же профессиональных изданий этому нет места.

    Существует известная история. В Аризоне якобы американские военные скрыли нахождение корабля пришельцев с их останками, спрятали их в ангаре. В 80-е года в Национальную академию наук США пришло письмо с мельчайшими деталями, где было сказано, что автор письма был участником этого закрытого проекта. Начали исследовать - все подтверждалось. Но позже за дело взялся астрофизик - скептик Дик Мензел. И в итоге мистификатора выдало несоответствие - машинка, на которой печаталось письмо, была выпущена в конце 70-х годов, а данные изложенные в письме относятся к концу 50-х годов. Это пример сознательной и тонкой дезинформации. Значит, есть такие любители пошутить.

    Image title

    Каковы, скажем, ваши шансы полететь в космос как представителю СМИ?

    Никаких шансов. Я бывал в центре подготовки космонавтом и могу сказать, что это тяжелейшее испытание. Не по себе становится даже тем, кто наблюдает за испытаниями. Плюс каждый полет - радиация и урон здоровью.

    Космонавтами не становятся просто так. Посмотрите на Тохтара Аубакирова: прежде чем стать космонавтом, он стал супер-профессионалом боевой авиации, летчиком-асом, испытателем.

    С некоторых пор стали популярны кратковременные полеты, суборбитальные, - на 5-7 испытать невесомость, хотя достаточно и 1 минуты, чтобы больше не хотелось. Подготовкой такого рода полетов занимаются в США, Англии, и в РФ на эту тему ведутся разговоры. 

    Сколько стоит полететь в космос?

    Раньше чуть больше 20 миллионов долларов. Сегодня ценник возрос до почти 70 млн. долларов. Но дело не только в деньгах. Существует очередь на полеты. В приоритете - участники проекта Международной космической станции (МКС). Раньше летали на «Шатлах» и «Союзах», сегодня только на «Союзах». Скажем, американцы выкупают левое кресло на 3 года полетов, так же - европейцы, канадцы, японцы. Россияне летят командирами на собственном корабле. Таким образом, все полеты до 18-19 года укомплектованы. Нельзя обойти эту очередь.

    Вы, скорее всего, бывали на Байконуре, что удивительного в нем?

    Наш журнал часто приглашают на Байконур. Надо заметить, что некоторых удивляет высокотехнологическая "начинка" Байконура и абсолютно советский внешний вид. Заезжаешь вроде как в райцентр, ДК, пятиэтажки, далее какое-нибудь серое здание, а внутри пятизвездочный отель. Далее - комплекс в виде огромного ангара. Заходишь, и там надо одеть экипировку, пройти через обдув и находиться в помещении, где в течение часа 6 раз меняется воздух, а пол покрыт особенным материалом, хайтек в условиях степи. 

    Вообще, тема выгоды от использования Байконура ныне актуальна. Разумно ли отказываться от сотрудничества с Роскосмосом?

    То, что Байконур на нашей территории - это огромный плюс. Другое дело, что мы этим не пользуемся должным образом. Отказаться от Байконура никто не может по одной простой причине - Байконур устойчив, есть кадры, здесь имеется серийность, вариативность. Для одних он как чемодан без ручки, для других - единственная возможность.

    Россия стала строить свой космодром на Дальнем Востоке, который уступает Байконуру с его небывалым масштабом. Обыватель даже не может себе такое представить. На космодроме на Дальнем Востоке пока только 1 стартовая площадка и строили ее 4 года. Еще одна площадка будет строиться 5 лет, а на Байконуре же таких площадок 15. Он был построен с таким размахом, что даже при ядерном ударе по одной стартовой площадке, оставались несколько запасных площадок для запуска ракет.

    На самом деле, Казахстан мог бы извлекать значительно большую выгоду. Нужно производить что-то самим и отходить от некой нашей инертности. 

    И где же казахстанская ниша в мире космической индустрии?

    Когда спрашивают, может ли Казахстан участвовать в мировой аэрокосмической отрасли, я говорю - конечно. К примеру, возможная наша ниша - изготовление комплектующих из сплавов титана, магния, алюминия. Нужно добиться того, чтобы у нас приобретали листовой титан, например. Это сложно, но возможно, а мы рано сдаемся и предпочитаем качать нефть.

    Сейчас в Астане, к слову, строится космический центр, где будет сборочно-испытательный комплекс спутников. Будут привозиться компоненты из Европы, собираться, испытываться, и у нас будет своя роль в этом процессе.

    Текст: Дима Абдразаков, Асель Мукашева

    Фотографии: Айгерим Галабир

    обсуждение
    Читать по этой теме