• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Сидя в футболке с изображением Джима Моррисона, я ждала, когда муза окатит меня вдохновением из своего ведра творческого плодородия и слова сами сложатся в орнамент цельного повествования. Вдохновение не спешило, может, потому что я  пишу эти строки, нагло слушая песни The Black Keys. Не знаю, понравилась бы эта группа Моррису, наверное, нет. Их тексты прозрачны, как платья Ким Кардашьян, и неприхотливы для понимания, как кактус в пустыне, а Моррисон писал песни и стихи так, словно оставлял секретный код для индейцев, души которых, как он говорил, когда-то вселились в его мятежное тело.

    Image title

    В самом обычном баре, пропитанном накрепко крепким табаком и алкоголем, бармен, как обычно, занят был своим делом – разливал по стаканам и слушал пьяные рассказы своих посетителей.  Среди них был и завсегдатай злачных мест Джим Моррисон, сидевший одиноко в углу. Не то, чтобы его не узнавали, и потому не подходили, просто боялись его реакции – слишком уж непредсказуемым был этот Джимми.

    Что-то важное происходило на экране – вместе со всеми обывателями, Моррисон  увидел новость  о скоропостижной кончине Дженис Джоплин.

    Image title

    «Вы пьете с номером три» – прервал он тишину, отпивая большой глоток из своего стакана, перед этим подняв его словно для тоста. Из-за череды смертей Джими Хендрикса и Дженис Джоплин, отправившихся на небесный рок-концерт в свои 27 лет, в народе стали говорить о «Клубе 27».

    26-летний Моррисон явно знал, о чем говорит.

    Не оглядывающийся никогда назад Джим, в тот день все-таки погрузился в свои воспоминания.  Мистический бунтарь, слагающий странные глубинные стихи, сидел с неприсущей ему безмятежностью, а картины его жизни сменялись одна за другой так же быстро, как он жил.  

    Image title

    Он вспомнил, как в 4 года увидел разбросанные вдоль дороги окровавленные тела, разбившихся на грузовике, индейцев. Восприимчивое воображение ребенка нарисовало картину мечущихся в поисках нового сосуда индейских душ и нашедших его в будущей рок-звезде. То воспоминание произвело на него столь сильное впечатление, что спустя годы он раз за разом переигрывает эту сцену в своих стихах и песнях. Его внутренние индейцы заставляли его увлечься философией и оккультизмом, свысока смотреть на традиционные ценности и видеть то, что скрыто от заурядных человеческих глаз.

    Он вспомнил школу, в которой впервые прочитал «Улисс» Джеймса Джойса и с удивлением обнаружил, что в отличие от него, ни один из его одноклассников не понял смысла. Он бы удивился еще больше, если узнал, что эту книгу не понимают многие взрослые.

    Image title

    В пыльных закоулках памяти он увидел, как сильно стеснялся перед первыми выступлением в составе The Doors, что даже стоял спиной, напевая своим тягучим голосом гипнотические песни.

    Не забыл он вспомнить своих родителей, которых не видел много лет. Не найдя поддержки отца, когда он решил заняться музыкой, во всех интервью он говорил, что его родители умерли.  А его выпад в песне «The End» (“Mother, I want to fu*k you” – неистово вопил он в микрофон)  не способствовал выстраиванию сожженных мостов. Его родители были обескуражены не менее, чем посетители первого клуба, где выступала группа. Хозяин заведения незамедлительно с большим скандалом выкинул их на улицу. Аудитория не поняла его философских познаний и отсылок к «Эдипову комплексу».

    Новая картина в памяти - он бесновался на последних концертах так, словно все демоны подземелья устроили пиршество. Этих демонов можно понять - любая песня The Doors могла бы стать саундтреком к танцу впавшего в экстаз шамана.

    Чем дальше, тем больше проблем на него сваливалось, по большей части только по его собственной вине. Все единогласно говорил, что Джимми совсем слетел с катушек. Пьянство, аресты за непристойное поведение и драки с полицейскими – все то, что характерно для Моррисона на закате его жизни.

    Еще много было воспоминаний в тот вечер, когда страна печалилась по безвозвратно ушедшей Дженис Джоплин.  Наконец, он встал на свои длинные ноги, и, пошатываясь, неспешно побрел из опустевшего бара. Меньше, чем через год он станет постоянным членом «Клуба 27».  



    Текст: Жансая Толеухан 

    обсуждение
    Читать по этой теме