• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Много ли Вы знаете современных казахстанских поэтов?! До встречи с Ануаром Дуйсенбиновым, инициатором и организатором литературно-музыкальных вечеров Post Poetry, я не знала, к своему стыду, ни одного.

    Место встречи назначил сам Ануар, который, как оказалось, хороший промоутер, решил показать нам место своих друзей – чайную лавку. По его словам, ему проще излагать мысли письменно, нежели устно – признак интроверта. Но все-таки мы убедили его встретиться с нами и рассказать о буднях казахстанского поэта.   

    Пока комната наполняется благоуханием заваренных листьев, я задаю вполне простой вопрос «С чего все началось?». Ануар не спеша обдумывает, что сказать, как мне кажется, стараясь не  растратить ценность и значение каждого сказанного слова:

    Вроде простой вопрос, хотя черт его поймешь, как я в это «вляпался». Началось все в студенчестве, читая разных поэтов, я понял, что мне это интересно. Мое первое стихотворение было смешным, псевдофилософским и максималистским – «дурной» был стих.

    Впервые я выступил на одном из поэтических вечеров в «Курилке» (ред. – сообщество в Астане, занимающееся организацией досуга). Мой друг потащил меня туда и предложил выступить. Естественно, я стеснялся, это было сложно. Но как только я туда вышел и стал читать, я встретил воспринимающую публику, увидел, что происходит с их глазами, в тот момент я понял, что это мое.

    До сих пор стесняетесь?

    Уже не стесняюсь, но перед каждым выступлением волнуюсь.

    Не очень много людей любят поэзию, честно говоря, даже тех, кто читает литературу не так много.

    На ваш взгляд, то меньшинство, интересующееся поэзией – особенное?

    Мой друг, поэт и редактор, руководитель семинара поэзии в литературной школе Паша Банников, рассказывал о том, что есть исследования, показывающие, что поэзией всегда увлекалось не более 2-3-% людей. Поэтому я не соглашусь с тем, что поэзию стали меньше читать – всегда так было…

    Но есть мнение о том, что поэзия для более развитого ума.

    Мне кажется, что это неправда. Разная бывает поэзия, для разного ума. И скорее она не для ума, она для сердца. Иногда происходят удивительные вещи, когда ты не до конца понимаешь текст или даже неправильно понимаешь (как выясняется позже), но он завораживает ритмом, образами, у тебя возникают ассоциации. Перечитывая через несколько лет, можно понять их иначе. Тем не менее, я не знаю, с чем связаны эти 2-3-%. Такой природный распорядок, и как мне кажется, он не связан с уровнем с интеллекта.


    Говоря о литературной школе, чему Вы там научились? И можно ли вообще научиться писать?

    Многие думают, что в ОЛША (ред. – Открытая Литературная Школа Алматы) людей учат писать. Но на деле все ровно наоборот - школа учит читать, работать с материалом, понимать его и использовать приобретенные навыки, чтобы быть понятым самому. Я получил систематизацию того, что уже знал, узнал много нового и увлекательного, прочитал много литературы. Обучение в школе происходит по разным направлениям: драматургия, проза, даже детская проза, поэзия. Мы изучали историю искусств, театра и кино, теорию литературы, смотрели фильмы, говорили о поэзии. На самом деле, полезная и увлекательная штука, всем рекомендую. К тому же, там я познакомился со многими людьми. В школе была возможность говорить  с себе подобными. Увидеть, что вроде бы ты не один такой безумец.

    Так вы считаете себя безумцем?

    А как еще назвать человека, который пишет стихи?! Ведь непонятно, зачем это все, кому надо, что из этого выйдет и, наверное, слава богу, что это зависит не от меня.

    А в чем вы видите пользу ваших стихов и поэзии в целом?

    Можно по-разному ответить на этот вопрос, можно не отвечать вовсе, потому что конкретного ответа не существует. Поэзия - вроде какой-то стихии, она просто есть в природе, ничего с ней не сделаешь, какая-то абсолютно естественная штука. Вообще, понятие поэзии не ограничивается только текстом, записанным в столбик. Вот мы сидим сейчас, красиво пьем чай, и свет, пробиваясь сквозь стекло прозрачной чашки, придает чаю красивый цвет. В этом можно увидеть поэзию. Мне кажется, поэзия тождественна красоте.

    Бытует мнение, что молодые поэты зачастую льют в чернила воду. Что скажете?

    Я не соглашусь. Есть молодые поэты, за творчеством которых я слежу, и они вполне себе делают серьезные вещи, неразбавленные. Сложно говорить о густоте поэзии. Какие-то чернила высохнут и испарятся, а какие-то  въедятся так, что не ототрешь. Возможно, у кого-то вода в чернилах, но зачем об этом беспокоиться?!

    Вы участвуете в различных фестивалях, конкурсах, вы честолюбивый человек?

    Есть такой грешок, я даже тщеславный, наверное. Хотя, может быть, это и не грешок. Почему-то всегда было за это стыдно, но потом я подумал: «Ну, тщеславный, ну что поделаешь». Я люблю сцену, люблю публику, люблю ее реакцию, люблю аплодисменты.

    В своих произведениях Вы иногда используете два языка, с чем это связано?

    Я пишу так, потому что мне хочется расшевелить не только русскоязычную аудиторию, но и казахскоязычную. Некоторые из моих билингвальных стихов провокационные, я там нарочно затрагиваю вопросы национальных чувств, играю с этим, или высмеиваю глупый патриотизм, странные проявления несвободы, процессы, которые я наблюдал, когда рос в казахской традиционной семье. Я обращаюсь к разуму, к сердцам людей, которые еще могут увидеть. Хотя я понимаю, что это довольно безнадежная задача, но мой внутренний компас указывает пока именно туда. Мне хочется, чтобы казахские люди увидели то, что увидел я. Сейчас мне хочется расшевелить этот муравейник, хотя нет, не муравейник…


    Может быть улей?

    Нет, улей - слишком упорядоченный и красивый (смеется).

    Проблема в том, что у нас совсем мало казахскоязычных переводов иностранных стихотворений без посредничества русского языка. Вообще, перевод на другой язык – довольно сомнительное мероприятие само по себе, а перевод поэзии с перевода поэзии – это еще сложнее и еще сомнительнее. У меня есть идея улучшить свой английский и казахский и заняться переводом иностранных англоязычных поэтов. Хотя, опять же, не знаю, кому это надо.

    Вы согласны с тем, что гений должен быть голодным, а поэт – несчастным?

    Не знаю насчет гениев, но я не соглашусь про несчастного поэта.

    А Вы – счастливый человек?

    В какие-то дни я счастлив, в какие-то – нет. Счастье – это  момент. Самое главное, когда тебя понимают, и тебе не надо притворяться.

    Как появилась идея поэтических вечеров Post Poetry, организацией которых Вы занимаетесь?

    На самом деле, нет никакой идеи. Собираются несколько поэтов и музыкантов, выступают друг за другом. Это поэтический и музыкальный концерт. Мне кажется, такие были всегда. Но на своих вечерах, я не скрою, я сам диктую правила, приглашаю поэтов и музыкантов на свой вкус, выбираю место и время, условия входа и сотрудничество с кем-либо. Поэтому это мероприятие ни в коем случае не демократическое, а даже тоталитарное.

    На таких вечерах вы открываете новые имена? Находите молодых ребят, которых не знают?

    Открывать новые имена - звучит громко. На самом деле, я сам из таких ребят. Мне очень хотелось мероприятия, где можно выступать. Не найдя такого в городе, я решил организовать его сам. Я знакомлюсь с разными людьми, кто-то из них пишет стихи, и я зову их. Да, после таких мероприятий бывало, люди интересовались, спрашивали, кто это выступал.

    Существует ли конкуренция между поэтами? Что если какое-то издательство, выбирая между вашими произведениями и стихотворениями другого поэта, выберет для печати не Вас?

    У всех свои задачи, если мне что-то нравится, то я просто восхищаюсь. Прекрасно, если у нас издательства начнут печатать стихи по своей воле, в здравом рассудке, вкладывая собственные деньги. Это будет огромный шаг вперед. Ради этого можно забыть о всякой конкуренции.

    Почему из всех городов вы выбрали Астану?

    Я здесь учился в университете. Мне здесь комфортно, здесь легко дышится… пока еще, я говорю даже не про экологию. Ну, и кто-то же должен создавать что-то в Астане. Мне хочется, чтобы здесь происходили интересные вещи. Когда я нахожу такие вещи, я стараюсь рассказать об этом, «продвигать» то, что я люблю. Вы предложили интервью, а я привел вас сюда. Пока таких вещей мало, и их не видно, но я думаю, в ближайшее время мы выйдем на свет божий. Существует прослойка людей, которой, как и тебе нравится что-то делать, говоря в широком смысле, это твои единомышленники. Важно встретить таких людей, если хочешь что-то понемножечку менять. Достаточно заниматься своим делом и незаметно, в какой момент мы проснемся в хорошей Астане, культурной красивой, замечательной, без непонимания. Утопично звучит, но это то, во что я верю.



    Благодарим коллаборацию торговых лавок rooom.kz за любезно предоставленное место для проведения интервью.

    Текст:  Жансая Толеухан

    обсуждение
    Читать по этой теме