• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • В рубрике “разговоры о городе” мы собираем вместе людей самых разных профессий, но одинаково увлеченных и интересующихся для того, чтобы поговорить о городе, осмыслить свое место в нем, перестать относиться к нему как к ничего не значащей декорации и ощутить себя его важной и неотъемлемой частью.

    Image title

    На этот мы поговорили с:

    Михаил Вознюк – представитель крупного турецкого холдинга

    Бахтияр Баденов – авиационный эксперт

    Адиль Жапаров – архитектор

    Лейла Саркытбаева – дизайнер

    Диана Алишева – журналист телеканала 24kz

    Мы говорили о городе и горожанах, их будущем, о том, как меняет наш образ жизни тот факт, что Астана строится ввысь, что ТРЦ расположены в центре города, о различиях наших парков с Люксембургским парком в Париже.

    Chronicle: Дэниел Брук утверждает, что “глобальная культура могла стать чем-то большим, чем расползание западной культуры”. Говорил он это и применительно к архитектуре. И вот какой вопрос – как вы относитесь к астанинским “зарубежным” кварталам (миланский, английский, парижский)

    Адиль: Мы принимали участие в проектировании лондонского квартала, одного из блоков, поэтому я могу сказать, что эти кварталы и проектируются, и строятся на очень высоком уровне. Чего не скажешь об эконом жилье. Отдельный разговор это, конечно, бюрократия. Приведу пример – мы проектировали Кургальджинский дом, экономичное жилье, и как раз тогда вышло Постановление, обязывающее использовать качественные материалы…

    Михаил (смеется): А для это Постановление нужно?..

    Адиль (смеется): Да…Ну в общем, все строители в городе почему-то разом решили, что облицовывать все отныне нужно травертином, камнем, в том числе и эконом жилье. В итоге мы заложили камень, доработали проект и пошли защищаться, а нам сказали, что соседняя высотка, к слову, залезшая на наш участок и не предусмотревшая пожарные разрывы, отбрасывает тень на один из наших блоков. Ну в конце концов, вместо того, чтобы двигать их, подвинули нас!

    Chronicle: Крайне сомнительное решение с их стороны. Возвращаясь к моему вопросу, однажды, проезжая мимо миланского квартала с друзьями, я сказала, что не хотела бы жить в таком вот доме, на что мне ответили – это потому что позволить себе не могу. И тем не менее, кроме шуток, как вы думаете, для кого построены эти дома? Кто хочет в них жить?

    Михаил: Когда я впервые приехал в Астану, ребром стоял вопрос в какой детсад отдать сына. Сад нашелся в микрорайоне Акбулак. Это как раз там, где строятся эти кварталы. На первый взгляд они, конечно, очень впечатляющие. Но, знаете, поскольку они буквально строились на моих глазах, я видел такие вещи, из-за которых я бы точно не хотел там жить. Пусть я и не инженер-строитель, но как у потенциального покупателя у меня большие сомнения по методам строительства, использовавшихся в этих домах. Другими словами, я не уверен, соответствует ли фасад содержанию, особенно за указанную цены за квартиры

    Диана: А можно пример? То есть, что вы там видели?

    Михаил: Первое, что приходит на память это строительство во всяких условиях, не важно дождь или мороз. Было ощущение того, что управление процессом строительства слабое, все было на скорую руку. Те же самые кирпичи, которые не были стройно выложены на паллетах, а валялись в грязи, особенной уверенности не внушают

    Image title

    Chronicle: А мне интересна культурная составляющая. Ну, то есть кто он этот казахстанец, проживающий в этих кварталах, что он чувствует, о чем думает, о чем мечтает. Это комплексы какие - то или протест и побег от чего-то казахстанского. Ну вот вы, ребята, хотели бы жить в одном из этих кварталов?

    Михаил: Мне кажется, каждый хочет жить в подобном доме. Доме, где есть консьерж, нормальные условия и паркинг. Иными словами, там, где есть комфорт. Совсем другое дело - такой уровень не должен считаться VIP уровнем. Надо стремиться к тому, чтобы это стало нормой для среднестатистического казахстанца

    Адиль: Есть интересный пример на эту тему - в элитных домах в Самале есть футбольная площадка, огороженная забором, закатанная в бетон и на дверях еще и замок висит

    Диана: Я соглашусь с Михаилом. Я думаю, что по уровню комфорта в этих кварталах мало что сравниться, и жить там довольно приятно

    Бахтияр: Это еще и расположение. Оттуда легко можно добраться на левый берег через мост, даже пешком. Надел утром костюм, прогулялся утром через мост и вот ты уже в своем офисе какой-нибудь нац компании

    Image title

    Адиль: А мне кажется, что в старом городе намного лучше. Там и улицы удобнее и деревьев больше

    Chronicle: И мне в старом городе нравится больше. Вот такая ситуация – вы турист, у вас пара дней для того, чтобы познакомиться с архитектурой Астаны, и вы должны назвать здание в городе, которое было бы знаковым, передающим вектор развития, вобравшим в себя характерные черты столичной архитектуры

    Лейла: Любой жилой дом, облицованный керамогранитом

    Михаил: Да, плюс пара-тройка отвалившихся плиток. Если раньше Астану называли городом летающих пакетов, то сегодня летающего керамогранита. Все ведь доходит до того, что уже и люди травмируются

    Бахтияр: Возможно, это потому, что все всегда торопятся. Одно лето у меня была электромонтажная практика в жк Гранд-Алатау. Меня, знаете, что удивило тогда – плохая организация работы при том, что это элитный жилой комплекс. Например, бригада, ответственная за штукатурку, побелку должна была бы приступить к работе после нас. Но когда мы приходили для своей работы, они говорили, что уже закончили свой объем. Ну и нам приходилось все штробить и пускать их работу коту под хвост, они в свою очередь, возвращались злые и доделывали все на скорую руку. Такое вот планирование – главное, чтобы быстро.

    Адиль (смеется): Один мой знакомый иностранец прораб говорил, что уедет отсюда, потому что у нас только два срока – 16 декабря и день города. За такие сроки они ничего не успевали

    Михаил: А еще все, наверное, заметили большую любовь к зеркальным поверхностям, чрезмерную, я бы даже сказал. Смотришь вроде - у здания интересные архитектурные решения, но эти разноцветные стекла портят весь ансамбль

    Chronicle: Давайте о приятном – какой район города вы бы назвали самым уютным, комфортным

    Лейла: Однозначно, старый город. Улица Абая, район Радуги, Конгресс-холла

    Image title

    Михаил: Соглашусь

    Бахтияр: Еще Ауэзова уютная улица

    Chronicle: А что делает их уютными?

    Михаил: Некая история, дух...

    Бахтияр: Деревья и, конечно, магазинчики! Там с ними получше ситуация, не как на левом берегу – идешь три квартала и продолжаешь идти еще, пока найдешь магазин

    Адиль: Это, знаете, все благодаря советским традициям градостроительства, эргономике и СНиПам. То есть как было – перед дорогой должен был быть зеленый барьер, потом дорога, потом какой-то метраж, дальше небольшие дома и везде небольшие расстояния. Тогда работало огромное количество специалистов, а не так - за пять минут нарисовал проект

    Лейла: Все верно. Мне вот еще жалко дом быта по Республике, его облицевали и сделали из него стеклянную коробку

    Адиль: Надо было оставить советский конструктивизм и просто облицевать, а не менять все. Но, надо упомянуть, что орнаменты стали лучше стилизовать, все выглядит более стильно и вполне себе эстетично

    Михаил: Согласен. Например, здание национального музея – красивый орнамент и цвет

    Лейла: Он, кстати, был желтого цвета, потом его перекрасили

    Адиль: Да, мы там были. Я еще удивился и спросил, зачем красят в желтый. На что мне ответили, что не желтый, а золотой. Золотой издалека смотрится как желтый!

    Chronicle: Я где-то читала, что есть теория о том, что придет день, и мир распадется на города, после чего начнется гонка городов. Каждый город будет заниматься тем, что у него получается лучше всего. Давайте представим, что это случилось. Как вы думаете, в чем было бы преимущество Астаны? По какой причине мы все сюда приезжаем и живем?

    Адиль: Это совершенно нежизнеспособная теория, потому что содержание города — это колоссальные ресурсы и только государство может себе такое позволить

    Chronicle: Ну ок, тогда давайте предположим, что асимметрия в стране со временем исчезнет и каждый город, что называется получит по заслугам, и начнется конкуренция за таланты, ресурсы и инвестиции. Вот в этом случае, в чем будет преимущество Астаны? Почему сегодня это город-суперзвезда?

    Бахтияр: Наличие государственных структур, международных инвестиций и амбициозная молодежь, жаждущая сделать карьеру

    Михаил: Это еще и национальные компании, и крупный бизнес. Например, я переехал сюда, потому что мне нравится город и, разумеется, из-за карьеры  

    Chronicle: А чем Астане привлекать таланты?

    Бахтияр: Деньги

    Лейла: Погода

    Бахтияр (смеется): Закаты. А вообще люди едут туда, где они необходимы. Я раньше хотел ехать в Атырау и работать в нефтянке. Потому что этому городу и подобным ему нужны технари

    Chronicle: Ну вот вы считаете, что Астана заслужила свой статус города, куда едут за исполнением мечт и финансовым благополучием?

    Диана: За мечтами едут в Алмату…

    Image title

    Chronicle: Я думаю, что, скажем, тот же Атырау достоин большего

    Бахтияр: Ну вот смотри, в Астану мы приезжаем работать и жить, а в Атырау мы ездим работать. Отсюда и медленное развитие города, когда ты в нем временно, ты не стремишься к тому, чтобы изменить в нем что-то к лучшему

    Михаил: Если говорить об этом, то так далеко ехать не надо, вы попробуйте выехать немного за Астану, там жизнь совсем иная

    Адиль: Правда, города развиваются неравномерно и, наверное, ситуация будет оставаться такой еще долгие годы

    Chronicle: Предлагаю вот о чем поговорить - у меня неоднозначное отношение к ТРЦ в центре города.  С одной стороны, вроде все ясно - это и климат суровый и проще логистика, а с другой меня не покидает мысль, что они здорово трансформируют наш образ жизни и облик города не в лучшую сторону. А как вы относитесь к ним?

    Адиль: Вообще это нормальная практика в градостроительстве создавать несколько центров на разумных расстояниях друг от друга, в них сосредоточено все, включая ТРЦ, а вот медицинские центры, как правило, выносят за город. Но у нас это как-то не сработало, о чем говорит тот факт, что горожане с правого берега едут все на левый через эти две дороги, проводя в дороге минут сорок

    Бахтияр: Это одно, а вот вы были здесь во времена, когда не было Керуена? Где вся молодежь собиралась? Все встречались, где придется, а Керуен дал отличное пространство для встреч и бесед в виде огромного фуд корта, а это уже хорошо

    Chronicle: А вы можете представить ситуацию, как было бы, если бы все, что сейчас в том же Керуене расположилось горизонтально по всему водно-зеленому, то есть в виде отдельно стоящих каких-то помещений

    Адиль: Я могу. Меня однажды спросили, зачем мы строим ввысь, места же достаточно. Но этому есть причины – например, прокладка коммуникаций. Меня больше беспокоит отсутствие общей стилистики и речь сейчас даже не об эстетической составляющей, а вот хотя бы в плане ветровой нагрузки – не учитывается имеющаяся роза ветров

    Image title

    Михаил: Это да. Недавно, прогуливаясь по водно-зеленому, я понял, что гулять там можно только летом, зимой там тебя снесет ветрами точно

    Диана: А мне нравятся высотки. Они придают городу некий урбанистический, современный облик, отчасти напоминающий Гонконг. Я не говорю сейчас о каком-то пошлом стеклянном здании, а вот о высотках, выполненных со вкусом, особенно когда они подсвечены ночью – вид красивый

    Chronicle: А мне все же хотелось бы меньше ТРЦ в центре

    Бахтияр: А как же кинотеатры?

    Chronicle: Я люблю отдельно стоящие кинотеатры, все же помнят cinema city?

    Бахтияр: Но они не рентабельны. Только мультиплексы в ТРЦ могут сейчас давать прибыль. К примеру, почему не популярен Astana Mall? Просто потому, что там нет кинотеатра. Поэтому ТРЦ это органичные явления, где все взаимозависимо

    Адиль: В этом плане идеальным городом я бы назвал Барселону. Там все очень грамотно распределено. Есть и части города, где все эти бутики и заведения распределены горизонтально, а есть и десятиэтажные молы. Но размещены они так, что не выделяются из общего ансамбля и никому не мешают. Вообще, это город для людей, гигантский город, в котором нет пробок

    Chronicle: Чтобы сделать город для людей, например, в Санкт-Петербурге, городские власти привлекают к различным вопросам градостроительства горожан, то есть тех, для кого и строится город. Думаете, если бы у нас власти стали привлекать горожан, это бы имело бы положительный эффект?

    Михаил: Однозначно! Каждый горожанин сталкивается каждый день с какими-то явлениями и знает свой район лучше, чем кто-либо. Другими словами, роль горожан именно как сигнализаторов о какой-то проблеме неоценима, несмотря на то, что городские власти сами должны выявлять и устранять проблемы вроде затоплений. К слову, “народный контроль” очень хорошая идея

    Адиль: Наверное, для этого акимат сам должен осознать, что от горожан есть польза в вопросах градостроительства

    Chronicle: Тот же самый “народный контроль” – это меры, принимаемые постфактум, а в Астане, мне кажется, есть уникальная возможность построить город для людей, поэтому речь о том, что смогли бы горожане дать качественные советы, глядя, скажем, на генплан какого-нибудь нового района?

    Адиль: Это нечто невообразимое, чтобы простых горожан пригласили и выслушали

    Бахтияр: Для этого, наверное, ты должен быть дипломированным специалистом, желательно признанным в Европе…

    Михаил: Согласен, на стадии планирования никто людей слушать не будет. Мы придем к этому со временем, не сейчас, это будет эволюция

    Chronicle: Скорее всего так оно и будет. На прошлой встрече мы с гостями разговаривали о том, как вдохнуть жизнь в пустующие городские пространства и причинах, по которым они пустуют. Интересно узнать ваше мнение

    Михаил: А потому что те же самые парки ничем не привлекательны для горожан. Меня очень впечатлил Люксембургский парк в Париже. На территории очень много зелени, оборудованы дорожки как пешеходные, так и беговые, масса бесплатных развлечений для детей и расположены они на огромной территории, есть несколько теннисных кортов, площадок для волейбола и баскетбола, есть там бесплатная питьевая вода, раскиданы по парку интересные инсталляции, а на фонтане есть действо – там можно запускать кораблики. А еще важно – там имеются стулья! Их можно двигать и расположить как тебе удобно. И такой парк полон людей. А у нас что? Старые велосипеды, стихийная торговля, машинки какие-то, а лавочки часто не в тех местах - они иногда просто под палящим солнцем

    Бахтияр: К слову о лавочках – мы с друзьями удивлялись лавочкам в новом парке. Они оборудованы навесом из отдельных досок, и мы думали – для чего это, от чего они призваны защитить нас. На счет отсутствия людей немного не соглашусь – люди есть в парках. Я знаю людей, которые занимаются йогой в парках, ходят туда с ковриками, играют на гитарах, бегают, да и просто веселятся

    Image title

    Диана: Я вижу здесь другую проблему – противопоставления себя государству, остальным людям, а это неправильно. Имеет смысл задуматься, начать с себя – не мусорить, не плеваться, не оставлять машину в неположенных местах и благоустраивать окружающий мир

    Адиль: Мы же вообще коллективное общество и роль лидера очень важна, поэтому важно вести себя адекватно и стараться быть ориентиром   

    Диана: Именно поэтому надо стать тем самым инициатором и начать заниматься йогой в парке

    Chronicle: Предлагаю обрисовать среднестатистического астанчанина, этот вопрос мне понравился и с алматинцами, на прошлой встрече у нас неплохо получилось         

    Михаил: Если знать статистику, то это очень легко – ему 30 лет, у него есть дети, хочет он собственного жилья и финансовой стабильности

    Chronicle: А по ощущениям?

    Бахтияр: Если судить по моему кругу общения, то это полухипстер/полугосслужащий, ездит на недорогой корейской машине, приезжий и обязательно что-то делающий. Астана растворяет, она ассимилирует тебя в себя, в отличие от Алматы

    Chronicle: Это очень интересная мысль. Это ведь тонкое ощущение, многим бы хотелось чувствовать себя горожанином именно этого города, а в Астане это сложно – многие едут за заработком.  Думаете, нам до этого далеко? Вот вы себя можете назвать астанчанами?

    Михаил: Мне близок этот город, его энергетика, мне в нем комфортно

    Бахтияр: Я уверенно говорю, что я астанчанин. Здесь мы все люди Ренессанса. Я люблю этот город, здесь огромное количество ниш, которые можно заполнить при желании, главное делать это хорошо. Отличным примером может послужить Эспрессо бар, туда ведь надо за пару дней бронировать места! А все потому что хороший сервис.

    Диана: А мне еще далеко до этого ощущения

    Chronicle:  На все это нужно время, но это здорово, что все большее количество людей ассоциирует себя с городом. А вот уличная жизнь, она вам интересна? Я недавно читала, что у нас появился кофе-мобиль в городе и это, как мне кажется, хорошая новость

    Диана: Я думаю, что такого рода вещи перенимать у Запада не есть хорошо. Например, мне не нужен это кофемобиль, его ведь не было в нашей культуре никогда

    Chronicle: А как должна выглядеть наша культура?

    Адиль (смеется): Мы должны мазать жиром ботинки и есть все руками

    Диана (смеется): Я не про то, я про слепое копирование. Это не всегда про нас, не всегда уместно

    Михаил: Но есть вещи, наработанные годами и доказавшие свою самобытность, жизнеспособность. А что у нас могло бы быть самобытного? Мало чего, наверное, как и у арабов. Но это совершенно не плохо. Дубай, например, прекрасный и комфортный город! Более того, это самый комфортный город из тех, где я побывал

    Диана: Я согласна, мне нравятся очень города юго-восточной Азии, а Европа со своими мощеными улочками и кофейнями ужасно надоела


    Выключив диктофон, мы еще долго разговаривали о том, куда в городе сходить, где в нем читают стихи, кто и где поет инди-рок. 


    Фотографии: Анна Богданова

    обсуждение
    Читать по этой теме