• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array

  • В наших прошлых публикациях на тему нефти мы с вами разобрались в некоторых основах нефтегазовой индустрии, и узнали, почему у Казахстана так много нефти. Но большинство людей волнует, по сути, один вопрос – почему приключилось падение цен на нефть с дальнейшими девальвациями и прочими невесёлостями. В сегодняшней познавательной статье мы разберемся в этом вопросе с точки зрения профессиональных нефтяников, а не расплодившихся ныне диванных блоггеров и прочих киосаки.

    Для начала, давайте вспомним то, о чем мы писали ранее. Нефтяное месторождение – это огромный пласт породы, находящийся глубоко под землей и пропитанный нефтью. Для того, чтобы добыть нефть, надо пробурить скважину – отверстие в земле диаметром с двухлитровую банку и глубиной до нескольких километров. «Черное золото» из микроскопических пор и трещин в породе притекает к скважине и либо извлекается оттуда насосами, либо под давлением из пласта сама поднимается на поверхность. Поэтому, критически важным является тот факт, что пласт позволяет нефти течь внутри него и попадать в скважину. 

    Примерно так это выглядит внутри скважины – смотрите начиная с 30-ой секунды.


    По таким прописным истинам нефтяной мир жил полторы сотни лет. От первой пробуренной специально на нефть скважины в середине 19 века (американцы клятвенно утверждают что первая скважина была пробурена в их стране, но на самом деле первенствовал Азербайджан) до начала XXI-го века, подход не менялся:


    1. Найди насыщенный нефтью и проницаемый пласт. Ключевое слово – проницаемый.
    2. Бури скважины
    3. Подними нефть на поверхность

    В уже с середины 50-х годов XX века стало ясно: как бы далеко не заходили технологии, сама матушка-Земля исчерпывает возможности по предоставлению нам проницаемых пластов с нефтью. Какими бы «ништяками» не пичкали отрасль (а напичкали ее уже всеми технологиями, вплоть до ядерных), глобальный прирост запасов не наблюдался, и мир готовился потреблять больше, чем давали новые месторождения. Поэтому на протяжении всего ХХ века внедрение какой бы то ни было технологии не влияло на изменение цен. Скачки цен диктовались, прежде всего, политикой.

    Например, в начале 1970-х годов арабские страны, натерпевшиеся жути в войне с Израилем, обиделись на западный мир и сократили добычу. В мировом масштабе добыча упала всего на 7%, но цена на нефть взлетела в три раза. Некоторые другие события отмечены на рисунке внизу:

    Image title

    Но за всей этой историей в состоянии второстепенной лошадки прибывала одна технология. Называется она гидравлический разрыв пласта, или гидроразрыв пласта, или ГРП. Заключалась она в том, что в интересующий пласт закачивалась жидкость под таким большим давлением, при котором пласт трескался к чертям собачьим, и в нем образовывалась вертикальная тонкая (несколько миллиметров), но длинная и высокая (несколько метров) трещина. Далее, внутрь нее сразу же закачивали песок. В результате, когда давление уменьшали, жидкость больше не могла сдерживать трещину, и та закрывалась. Но так как песок не давал трещине закрыться полностью, то после всей этой процедуры нефть более бодрым потоком текла в скважину, увеличивая добычу.

    Технологию ГРП применяли и изучали, в СССР даже существовала сильная школа, которая заложила многие нынешние основы теории ГРП. Но при этом ГРП оставался преимущественно технологией ускоренного извлечения нефти, но значительных дополнительных запасов не предоставляла, а потому на глобальную цену нефти в мире не влияла.

    Image title

    В середине 1950-х годов американский геофизик Хабберт предсказал на основе статистических данных, когда произойдет пик производства нефти. Предсказание было резонным – проницаемые насфщенные нефтью пласты действительно находились все реже, а потребление росло. Предсказание Хабберта сбылось для США уже в начале 1970-х. По всем странам прокатилась волна расчетов, и весь мир к концу ХХ века заговорил о том, что нефти хватит где-то на 20 лет, где-то на 30, а в целом к 2040-2050 году нефть вообще кончится (я думаю, многие из вас застали эти разговоры, у нас они до сих пор популярны в среде разговорчивых таксистов-экспертов).

    Image title

    И даже открытия больших месторождений несильно влияли на глобальный прогноз. Например, крупнейшее из открытых в 1970-2000 годах месторождений в мире – наш Кашаган - обеспечил Казахстан нефтью на 50-60 лет вперед, но глобально прогноз о кончающейся мировой нефти он не улучшил.

    Истерика накалилась в конце 90-х. «Кончающаяся» нефть стала восприниматься на рынках как будущий дефицит. Вдобавок, стал расти могучими темпами Китай. Далее добавились военные походы мировых светочей демократии в район Ирака (абсолютно случайно для этих светочей, конечно, оказавшегося богатым на нефть).  Все эти факторы устроили настоящую заварушку на рынках. Цены взлетели до неоправданных высот в 140 долларов. Взлетели бы и выше, просто 140 долларов – это цена, выше которой другие источники энергии перебивали нефть по выгоде.

    И тут нефтяным воротилам в Америке, всегда обладавшей хваткой на выгодные дела, приходит гениальная идея.

    - Слушайте, а какого черта сейчас нефть так дорога? Это же, в конце концов, тоже дорого обходится нашей экономике, так как мы ее закупаем.

    - Друг мой, даже если все успокоится в Ираке и затормозится Китай, цены будут высокими, потому что месторождения с нефтью и газом в проницаемых пластах истощаются.

    - В проницаемых пластах, говоришь?

    - Да!

    - Так давай, черт возьми, будем добывать ее в непроницаемых пластах!

    Тут-то и пригодилась технология ГРП. Поясним: обычные проницаемые пласты – это песчаники и известняки, а непроницаемые – глинистые сланцы. Чтобы народ не путался, поясним как выглядят глинистые сланцы.

    Image title

    Проницаемые пласты сами по себе могут давать нефть и без ГРП, просто не так обильно. А вот если пробурить скважину в глинистых сланцах – ничего вы толком не получите. Слишком уж мелкозернистая структура у глины, чтоб нефть свободна текла в порах. Нужно обязательно делать ГРП – то есть искусственно растрескивать породу, предоставляя нефти и газу путь к скважине. Более того, так как сланцы очень небольшие по толщине, то, когда скважина добуривается до них, то ее надо продолжать бурить горизонтально, увеличивая таким образом площадь контакта скважины с пластом.

    Image title

    В итоге с начала 2000-х годов в США в огромном количестве закупаются сотни мощнейших насосов для проведения ГРП. Инвестируются средства в бурение горизонтальных скважин. Так как сланцы залегают на относительно небольшой глубине, и самих сланцев в США (как и в мире) – тьма тьмущая, то оставалось только бурить и проводить ГРП настолько часто, насколько позволяли деньги. А деньги в США всегда позволяют. Взгляните на то, сколько оборудования надо, чтобы сделать гидроразрыв только для одной скважины:

    Image title

    В итоге США взвинтили добычу с 300 млн тонн нефти в год в середине 2000-х до почти 550 миллионов тонн нефти в 2014 году. Рост почти в два раза шокировал мировые рынки, которым требовалось распределить куда-то эти новые 250 миллионов тонн в год.

    Но самое главное случилось в головах людей и экспертов – эксперты стали понимать, что так как сланцев много по всему миру, потенциальные запасы нефти выросли. Снижение с пика Хабберта сменилось на новый пик, и снижение добычи нефти по всему миру теперь можно откладывать до китайской пасхи. Что уж говорить, если даже Северный Казахстан имеет шансы стать центром нефтедобычи сланцевой нефти и газа (интересно звучит – ПетропавлМунайГаз, или Кустанай Петролеум).

    Image title

    Специалисты пересмотрели запасы нефти в сторону повышения, и стало понятно – предложение сможет удовлетворить спрос, сложились предпосылки для падения цены на нефть. Все это и было названо сланцевой революцией. США оставались в огромном плюсе – мало того, что они создали предпосылки к снижению цен на нефть для внутренней переработки, они еще и полностью избавились от импорта «черного золота».

    Многие аналитики забывают важное событие, которое происходило одновременно со сланцевой революцией. В начале 2000-х годов, когда весь мир боялся дефицита нефти в будущем, и ожидал высокой цены на веки вечные, активизировались разработчики альтернативных источников энергии. Электромобили подешевели в разы, солнечные батареи стали собирать даже в китайских деревнях. При цене на нефть более 150 долларов процессы замещения усилились бы еще сильнее. Поэтому, во время пика цен на нефть в 2000-х годах, пока в США происходила сланцевая революция, арабские страны, добывающие дешевую по себестоимости нефть из обычных пластов, задумались – а почему бы не спустить цены на нефть и не притормозить рост альтернативных источников энергии, которые вот-вот достигнут технологического прорыва. А заодно, можно вставить палки в колеса сланцевым добытчикам в США, для которых себестоимость добычи была значительно выше.

    Вот так мир и оказался в том положении, в котором он есть сейчас. Да, Китай замедляется. Да, есть желающие «покусать» Россию. Но истинная причина падения цены на нефть – сланцевая революция, случившаяся в США, а также желание Арабских стран бороться как с самой сланцевой революцией, так и с альтернативными источниками энергии за счет снижения цен. Мир сейчас понял, что потребность в нефти отпадет раньше, чем она закончится. А это – уже совсем другие правила, по которым мы только начинаем играть.


    В статье использованы фотографии с сайтов www.findpatent.ru/patent/249/2496977, www.metaprom.ru/, www.mobiledatatech.com

    обсуждение
    Читать по этой теме