• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Буквально год назад любителя фрирайда (внетрассовой езды) Максут Жумаев, Юрий Шнейдмюллер, Чингиз Черниязданов, Сая Окас, Николай Романов и Евгения Гладкина поняли, что даже в горах может быть тесно и всегда есть, куда расти. Так они и создали небольшое сообщество «Off-piste» для  единомышленников. Чуть позже к ребятам присоединился один из основателей фрирайд школы в Грузии «SnowLab Gudauri» и сильнейший гид - Рустам Ибрагимов. Прошел год, и последователей у Off-piste стало гораздо больше. Мы решили узнать у ребят зачем им это, как не бояться гор, зачем они снимают фильм о горах, и что вообще стоит за этим словом «фрирайд»

    Юрий: Примерно год назад мы вместе с ребятами, которые любят кататься вне трассы, решили объединиться в небольшое сообщество off-piste. Прошел год, а нас уже больше несколько тысяч. Постепенно вливались простые ребята и известные во фрирайде имена. Мы стали проводить небольшие ивенты сначала для себя. К примеру, наша первая фото-выставка уже переродилась в ежегодную. Наше первое соревнование по фрирайду («Shymbulak Offpiste Challenge» прим.ред) неожиданно вызвало очень большой интерес у участников, что в какой-то момент регистрацию пришлось просто приостановить. В этом году планируем сделать его еще более масштабным, чтобы привлечь больше людей и приобрести статус международных соревнований.

    Чингиз: А один из наших учредителей и душа нашего сообщества - Евгения Гладкина буквально на днях уже взошла на Килиманджаро.

    Рустам: Позавчера.

    Чингиз: Позавчера, да. До этого Женька была на Эльбрусе. Я хочу сказать, что мы все это затеяли не для того, чтобы что-то просто создать, а просто потому что нам нравится то, чем мы занимаемся. Мы пришли к этому каждый в своем сознательном возрасте. При этом фрирайдом и восхождениями мы занимаемся непрофессионально, у нас у каждого есть своя работа. Юра - бизнесмен, я – наркоторговец. Шучу. Рустам – профессиональный тренер. Мы все это делаем просто для души.  

    Image title

    Image title

    Chronicle: Я правильно поняла - ваше сообщество для любителей и любой другой такой же любитель может быть с вами в одной команде?

    Юрий: Для того, чтобы в наше сообщество попасть, нужно всего лишь зайти на fb, лайкнуть нашу страницу и больше ничего.

    Рустам: Это чтобы в сообщество попасть, а чтобы с нами  пойти куда-то уже..

    Юрий: Мы открыты для общения. У нас изначально была мысль вовлекать максимальное количество людей. На самом деле, многие люди очень открыты. Например, Максут Жумаев, вы, наверняка, знаете, это знаменитый альпинист, который поднялся на все 14 восьми-тысячников без кислорода, 12-ый человек в мире, которому это удалось сделать. Вот он - абсолютно открытый человек, мы с ним просто так познакомились, и из этого получился Off-piste.

    C: Получается, что ваше сообщество - это просто площадка для обмена информации для фрирайдеров?

    Юрий: Те вещи, которые мы публикуем на странице - это маршруты восхождения, спусков наших друзей-профессионалов. Мы стараемся давать прогноз по погоде, чтобы люди всегда могли быть предупреждены. При этом на fb мы постоянно анонсируем свои ивенты и любые другие новости из мира фрирайда, которые проходят здесь, в Заилийском Алатау. Любой другой участник тоже может написать о своем ивенте или заезде. У самого off-piste всего два официальных мероприятия - это фото-выставка и соревнования“Shymbulak Offpiste Challenge”.

    С: Это как-то совместно с самим Чимбулаком?

    Юрий: Безусловно. Ппотому что мы делаем всё на голом энтузиазме. Чимбулак нам помогает со спасами, организацией полной безопасности. Судейство мы организовываем сами. В прошлом году мы пригласили возглавить судейскую коллегию нашего очень хорошего товарища из Андорры Дэнни Буэ. В этом году он тоже будет.



    Image title
    Image title

    С: Как думаете, почему люди ходят в горы?

    Чингиз: Потому что надоедает та часть жизни, которая в городе - это первый этап. Второй этап –  это когда люди начинают присматриваться к горам и отдыхать в горах -  это коньки и лыжи. Возьмем тот же самый Чимбулак в пример. Люди катаются на Чимбулаке, но у нас, к сожалению, никак в Европе - слишком большое количество подготовленных трасс.

    С: То есть профессионалам здесь кататься скучно?

    Чингиз: тут может наскучить не только профессионалу. С горами также как и в обычной жизни – очень многое приедается. Когда ты изучил все местные трассы, ты все равно начинаешь заглядываться и думать: «А что же там дальше? Выше?». Вот это и есть  первый фактор - люди перестают просто кататься и идут выше.

    Но Алмата – уникальный город. Мы открываем горнолыжный сезон  в октябре, а то и раньше, и закрываем в июне/июле. Это же удивительно, что летом в тридцати градусную жару в городе можно полдня покататься на лыжах, потом поехать где-нибудь позагорать. Юр, помнишь, когда в июне мы катали?

    Юрий: Только не говори потом в гольф играть. (смеется)

    Чингиз: А я ведь хотел это сказать. (смеется) А вечером ты уже пьешь кофе на террасе в городе. Вы понимаете сколько всего можно уместить в один день? В этом и есть уникальность города. Это очень серьезная фишка, благодаря которой к нам прилетают очень много состоятельных и успешных иностранцев, которые берут вертолеты в аренду - альпинизм и, тем более, фрирайд, как ни крути - это спорт элитарный. Почему мы называем его элитарным? Потому что тут нужны знания.

    Юрий: Гламурные знания, еще скажи. (смеется)

    Чингиз: Нет, не гламурные. Тут нужно знать многие вещи: технику безопасности в горах, человек должен уметь рассчитывать свои силы, должен уметь элементарно правильно собрать свой рюкзак на 2-3 дня.  Для этого нужны мозги и физическая подготовка.  Ну и финансовые возможности, конечно. Все, что связано с горами, это всегда связано с высокими технологиями и, как правило, все это стоит недешево. Поэтому фрирайд – это не массовый спорт, как футбол. Но это та категория увлечений, у которой всегда есть свой клиент, свой любитель.

    Image title

    Image title

    Image title

    С: Нечестно как-то. Вдруг где-то ходит какой-нибудь дворовой парнишка, который может быть мега талантливым сноубордистом или райдером, но у него нет денег на экипировку и возможностей добраться до гор, а, значит, он об этом никогда и не узнает.

    Чингиз: Большинство известных и эпичных, как мы говорим, райдеров, которые снимаются за RedBull, катаются за профессиональные компании, они все в прошлом мальчишки. И Юра когда-то был мальчишкой. Я был когда-то мальчишкой..

    Юрий: Я вообще вам секрет раскрою. Я в 30 лет только встал на лыжи. Не катался никогда на лыжах, занимался альпинизмом, потом постепенно пришел к этому.

    Чингиз: Я часто говорю, что, по большому счету, этот спорт он для взрослых, потому что у молодых ребят и у спортсменов присутствует соревновательный дух, а тут он ни к чему. Для нас, в первую очередь, это отдых. Правильно же, Юр? Для нас это отдых, который должен быть максимально безопасным и комфортным. К этому приходишь постепенно и осознанно. Юра в 30 лет встал на лыжи, я в 26 лет. Когда мы были студентами, тоже мечтали кататься на Чиме и покорять горы. Но вместо этого начали рано работать, это было хорошей мотивацией.

    С: Это что-то вроде вашей философии?

    Чингиз: В некотром смысле. Это увлечение за гранью спорта, оно за гранью каких-либо соревнований, за гранью какой-то показушности. Это такая философия. Мы не ходим в горы за адреналином, вот почему мы отсекаем молодежь - они слишком амбициозны и не всегда правильно рассчитывают силы, а горы ошибок не прощают.

    Когда ты поднимаешься высоко в горы, ты идешь туда не ради того, чтобы потом в социальных сетях разместить пост: «вот, смотрите, я на восемь тысяч поднялся». Да, мы показываем, что куда-то мы поднялись, откуда-то спустились. Но это не спортивное достижение и не хвастовство, это говорит о том, что я нашел новую точку дзэн, где я увидел окружающий меня мир с другого ракурса.

    Юрий: В понятии «фрирайд» первое слово “free” - это главное слово. “Ride” – это философия свободы. И мы изначально никогда не хотели из этого делать ни коммерцию, ни какие-то государственные молодежные движения. Сюда приходят люди, которые в жизни уже что-то увидели и хотят чего-то нового, хотят гармонии, хотят свободы от того, что внизу. Это главный постулат во фрирайде.

    Image title

    С: А как зародилась идея с фильмом? Для чего вам это?

    Чингиз: Небольшой фильм «Supreme» мы начали снимать не так давно. Уже успели отснять кадры в 10 уникальных странах -  это Аляска, Эльбрус, спуски и подъемы с больших гор и, конечно, наши горы, нам хотелось отразить всю красоту алматинских гор. Это наш такой долгосрочный глобальный проект, который мы рано или поздно закончим. Сейчас вот с Килиманджаро материал придет.

    Юрий: Чингиз сейчас всех с жестким диском встречает. (смеется)

    С: То есть у вас не было полноценной и специальной съемочной команды?

    Юрий: В основном снимали на GoPro.

    Рустам: Не, ну не только с GoPrо. Мы же брали операторов с Гудаури.

    Чингиз: У нас были профессиональные операторы – это наши друзья. Мы начали снимать фильм для себя, чтобы в 70 лет нам было, что показать внукам.

    Юрий: Как деды отжигали.

    С: Не было идеи привлечь кинематографистов?

    Чингиз: Именно в этом направлении нам бы очень хотелось посотрудничать с ними. Но, скорее всего, это больше всего заинтересует рекламщиков и какие-то определенные бренды.


    С: Я тут подумала, почему у нас ни разу не сняли фильм про горы, имея удивительный шанс, не вывозя съемочную команду для красивой картинки, а зато снимают про «келинок»?

    Чингиз: Я согласен, но «Келинка Сабина», «Операция Махаббат» - хорошие фильмы, мы все искренне рады за них, мы тоже их смотрим. Но фильм про горы рано или поздно у нас тоже снимут. Вопрос в том, что такое кино не будет массовым.

    С: Почему? Люди же пошли на «Эверест», «На гребне волны»..

    Чингиз: Согласен.Нас эта тенденция очень сильно удивляет. Радует, что люди не просто смотрят, но и начали больше ходить в горы, увлекаться внетрассовой ездой.

    Image title

    С: Вы не собираетесь открывать школу для начинающих фрирайдеров на основе вашего сообщества?

    Чингиз: Вот теперь про школу. Последние два года мы очень любим кататься у наших друзей в Гудаури (Грузия), там замечательно. Но чтобы вы понимали, фрирайд - да, это красиво, особенно, когда смотришь видео, где ребята спускаются с диких скал и показывают крутые трюки, но это в то же время колосальный риск. Нужна большая подготовка,чтобы выйти в горы, заняться внетрассовой ездой. Поэтому мы очень рады, что основатель одной из эпических школ по фрирайду на пространстве СНГ Рустам в нашей команде.

    С: О какой конкретно безопасноти идет речь?

    Рустам: Основная цель школы  – это безопасность. Все наши гиды - квалифицированны и обладают специальными навыками. Это они решают куда стоит ехать, а где нужно остановиться. Кого нужно развернуть, а кого как подготовить. Мы должны уметь еще на раннем этапе распознать, сможет ли человек поднять или спуститься, постараться как можно четче спрогнозировать поход.

    Image title

    Image title

    С: Рустам, а сколько нужно времени, чтобы человека поставить на лыжи/борд?

    Рустам: Здесь надо четко разграничить: для того, чтобы человека научить кататься, надо сначала его обучить. Человек просто нанимает инструктора и с ним занимается. Мы работает с людьми, которые уже умеют кататься. Или хотя бы более или менее держится на трассе. И наша задача – научить работать с лавинным оборудованием, как вести себя в экстремальных ситуациях, как правильно выбирать линию подъема или линию спуска, чтоб не попадать в плохие ситуации.

    Следующий этап – мы учим хождению на скитуре сноуборда, это специальные лыжи или сноуборд, распиленный вдоль, который позволяет прям на лыжах или на этих сноубордах подниматься вверх пешком, для того, чтобы не проваливаться в глубоком снегу. И мы учим технике подъема, как правильно это делать, как там преодолевать крутые склоны и т.д. И самое важное - мы учим технике езды вне трасс.

    Image title

    С: А чем наши горы отличаются, например, от тех, кто в Грузии?

    Рустам: Горы в Заилийском Алатау очень крутые и скалистые. Тут очень маленькое расстояние между горами, тут кататься гораздо сложнее и опаснее, чем в Гудаури.  

    С:А как вы учитесь бороться со страхом или уже не страшно?

    Рустам: Всегда страшно. Но в этом и кайф. Просто есть вещи, которые ты можешь контролировать и есть те, которые не можешь. Если лавина пошла, ты ее контролировать не можешь, а если ты начинаешь свой спуск с расчетом на то, что она точно пойдет, то уже заранее можешь подготовить себе ячейку безопасности. А потом, когда ты так постоянно ездишь, это выводит тебя на другой уровень, и тогда появляется небольшое чувство контроля происходящего.

    Чингиз: Вот видишь, он как профессионал сказал, а с точки зрения такого непрофессионала, как мы с Юркой, нам всегда страшно. Ведь каждому человеку есть, что терять.

    Рустам: Мне тоже есть, что терять.

    Чингиз: Да, но у тебя уровень подготовки другой, ты - профессионал. А у нас всегда есть определенный страх, особенно когда летишь на вертолете, смотришь вниз и думаешь: «Серьезно? Прыгать отсюда?».


    Image title
    Image title
    Image titleФотографии из личного архива героев и Маната Каринова

    обсуждение
    Читать по этой теме