• Город
  • Люди
  • Еда
  • Культура
  • Путешествия
  • Наука и технологии
  • Колонки
  • Показаны результаты для: Array


  • Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(../inc/globals.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Warning: include(): Failed opening '../inc/globals.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php55/usr/share/pear:/opt/alt/php55/usr/share/php') in /var/www/vhosts/v-94035.webspace/www/chronicle.kz/certainBlog/index.php on line 408

    Это большая потеря для всех, не смотря на то, что все знали – рано или поздно это должно произойти. Мохаммед Али, погибший в прошлую пятницу в возрасте 74 лет, был самым фантастическим американским деятелем своей эпохи. Умный, политически подкованный, глобально известный и просто оригинальный до такой степени, что ни один писатель не смог бы задумать подобного персонажа. Он родился тощим, сообразительным ребенком в семье художника и уборщицы, который научился боксировать в возрасте 12-ти лет, чтобы отомстить за украденный велосипед. В конце концов, Али, возможно, стал самым известным человеком на планете, которого знали как высшего спортсмена со сверхъестественной комбинацией силы, импровизации и скорости; мастера рифм, предсказаний и насмешек; образец и символ расовой гордости; бойца, сопротивленца, проповедника, сепаратиста, комика, актера, танцора, бабочку, пчелу, фигуру огромного мужества.

    На стадии ранней карьеры он принял мусульманство и избавился от своего «рабского» имени, не поехал воевать во Вьетнам и потерял свой титул в тяжелом весе. Имя Али поливали грязью точно так же, сколько и восхищались. Миллионы его ненавидели, он угрожал установившемуся складу расового порядка. Для многих американцев он долгое время был радикальной фигурой, а для других тяжеловесов было не понятно, почему он просто не может выйти в центр ринга и биться, как «настоящий мужчина». Многие годы люди отказывались принимать его новое имя. Про него писали: «Мне жаль Клея, и я ненавижу, что он представляет». А Рэд Смит, один из самых влиятельных спортивных колумнистов, сравнивал его с «немытым панком» выступившим против войны. Но в последние десятилетия, как болезнь Паркинсона начала давать ему возможность для публичных выступлений и речей, он стал центром всеобщей любви. Люди, столкнувшись с ним на благотворительном ужине, аэропорту, на спортивных мероприятиях благоговели перед ним, как перед Папой Франциском или Далай Ламой, а каждое слово, произнесенное им в чей-то адрес, воспринималось как источник какого-то чуда.

    Кассиус Клей жил в скромном доме на Гранд Авеню – сравнительно приятная улица – вместе с другими черными семьями. Это был не бедный район, а район населенный средним классом. Черным средним классом, который нельзя было сравнить с белым средним классом. Кассиуса назвали в честь полководца, жившего в 19 веке, унаследовавшего, а затем, после возращения с войны в Мексике, освободившего 40 рабов. Кассиусу рассказывали историю его дедушки, выросшего на ферме этого самого полководца, но «выросшего не рабом. Нет, сэр!» - как говорил Клей старший, отец Али.

    Луисвилл, где рос Кассиус в 40-50-е годы, был городом, где царил американский апартеид. Во многие кинотеатры и центральные магазины пропуск был по цвету кожи. В городе были белые школы, белые загородные клубы, белый бизнес. Блайден Джексон, черный писатель из Луисвилла писал:

    «На моей стороне завесы все было черное: дома, люди, церкви, школы, черный парк с черными полицейскими…Было два Луисвилла и две Америки»

    Это было детство, в котором Кассиус видел, как его мама пьет глоток воды в закусочной после тяжелого рабочего дня, проведенного за чисткой полов и туалетов белых семей. Это были типичные сцены, это был типичный расовый порядок города.

    Отец Кассиуса был человеком, мечты которого были разбиты и сорваны. Он не доверял белым и чувствовал, что его лишили возможности быть настоящим художником, лишили возможности рисовать на полотнах, а не на билбордах, творить искусство, а не рисовать знаки. Он много пил, а его горечь часто перерастала в хаос. Один из друзей Али скажет, что отец был источником большой боли в семье. Объектом для срыва ярости и применения кулаков чаще всего была Одесса – мать Али. Одесса первая узнала, что ее сын обладает красноречием и очень быстрой левой рукой.

    «Он всегда был болтуном. Еще когда он был ребенком, он пытался говорить изо всех сил и постоянно лепетал. И люди смеялись, а он качал головой и лепетал еще быстрее. Я не видела никого, кто мог бы говорить также быстро, словно молния. Он никогда не сидел неподвижно. Ему было шесть месяцев, и он лежал в постели со мной, и вы знаете, как дети тянутся? Когда он растягивался, он ударил меня в рот своей маленькой ручонкой и расшатал передний зуб. Это повлияло на мой другой передний зуб, и мне пришлось удалить оба зуба. Я всегда говорю, что его первый нокаутирующий удар был в мою голову»

    Как атлет и артист, Клей учился и копировал многих: бахвальство профессионального борца «Великолепного» Джорджа Вагнера, работу ног и боксерский стиль Шугар Рэй Робсона. Но ни один общественный деятель не повлиял на него так, как Эммет Тилл – мальчик из Чикаго, убитый в Миссисипи за подозрение в грехе «открытого флирта». История такова, что Тилл осмелился назвать белого кассира «деткой». Через несколько дней белый человек ворвался к нему в дом, поднял его с кровати, выстрелил ему в голову, намотал колючую проволоку ему на шею и выкинул тело в реку. Ужас, испытанный Кассиусом при виде этого всего на страницах газет, убедил его в том, что его возможности, как черного ребенка, очень ограничены.

    В старших классах у Кассиуса были настолько плохие отметки, что ему пришлось повторить 10 класс. Для карьеры в футболе или баскетболе нужен был колледж, а этого, он чувствовал, с ним не случится. Бокс был тропой. Он грезил днем и боксировал со своей тенью в коридорах. Сперва он тренировался в зале местного полицейского Джо Мартина, и уже тинэйджером показывал незаурядное мастерство. Он был невероятно дисциплинированным, просыпаясь на рассвете и устраивая пробежки по парку. На школьных собраниях он вставал впереди всех, а директор представлял его как будущего чемпиона мира в тяжелом весе. «Этот парень будет делать миллионы долларов!» Он всегда был умным, хоть чтение книг и давалось ему с трудом. Он поглощал знания другими способами.

    Когда он, в конце концов, стал олимпийским чемпионом, он все еще не мог впечатлить боксерских писателей, а только злил их и нагонял страх неопределенности. Больше всего смущал их стиль ведения боя Али. Отказ Клея обмениваться ударами с оппонентами в традиционном мужском махаче, его танцы, круги вокруг соперника, вспышки ударов вверх от бедра – все это было не свойственно боксу.

    Как только не называли Клея в профессиональном боксе. И зазнайкой-поэтом с большим ртом, и газовым\воздушным Кассиусом. В нем видели угрозу превращения бокса в скуку. Однако история покажет, что спорт и американская жизнь в целом в последующие годы станет далеко не скукой. Мохаммед Али был центром внимания и волнения в деле гражданского права, Вьетнама и власти черных. Между 1964 и 1980 годами родилась легенда, легенда Али, которую так и не смогли описать ни в одной книге. Слишком много в этой легенде побед, слишком много падений, окончаний, фальши, возвращений, комических безобразий, испытаний и трагедий.

    Единственная обыденная вещь в боксерской карьере Али это то, что он задержался на ринге слишком долго и это ему повредило. Все остальное было не совсем по формату: выигранный титул 1964 года с криком «Я – король мира!», дружба и расставание с Малкольмом Икс, принятие ислама, серия роскошных боев в середине 60-х, принятие потенциального тюремного срока, отказ от титула, годы в изгнании. Али никогда не был политическим лидером или мыслителем, но был важным символом отрицания, символом черной гордости, особенно для молодежи.

    Али не был слеп и видел лицемерие и жестокость, царившие в его «игре», которая стала его профессиональной жизнью. Источником его славы был спорт, где присутствовал уродливый элемент соревнования, в котором один человек бессмысленно пытается побить другого, пытается нанести черепно-мозговую травму (нокаут). Али получал миллионные гонорары за бои, и все же двойственно относился к этому жестокому соревнованию, где два человека, зачастую черных, пытаются побить друг друга. Али мог наслаждаться спортом и богатствами, им принесенными, но с другой стороны он знал историю этого спорт – когда белые отказывались боксировать с черными, когда белые заявляли, что уйдут из спорта, если не останется ни одного белого боксера. Али знал и видел, как бойцы спонсируются и управляются мафией. Он помнил, как в детстве ему преподали урок по выживанию в белой Америке:

    «Они будут стоять вокруг тебя и говорить, что это был хороший бой, что ты хороший мальчик. Они не смотрят на бойцов как на обладателей мозгов. Они не смотрят на бойцов как на бизнесменов, людей, обладателей интеллекта. Бойцы – это просто скот, который должен развлекать богатых белых людей. Бить друг друга, ломать носы, обливаться кровью, словно две маленькие обезьяны перед толпой, половина которой белая. Мы просто два раба на ринге. Хозяева выставляют двух больших черных рабов и заставляют драться, одновременно делая ставки. Вот что я вижу, когда двое черных дерутся»

    Кто еще из современных спортсменов, доросших до уровня Али, мог говорить так же политически сложно, неоднозначно и вовлечено?

    Али и его история знаменита и знакома везде в мире. Как много людей знают его текущего наследника по титулу – текущего чемпиона мира в тяжелом весе? История Мохаммеда Али переживет спорт, которым он начал заниматься 62 года назад в Луисвилле ради мести ворам его любимого красного велосипеда.

    В прошлую пятницу вечером в Греческом театре города Беркли Пол Саймон пел «The Boxer». Сделав паузу перед последним припевом, он сказал аудитории: «Мне очень горестно вам это сообщать, но Мохаммеда Али только что не стало».


    Источник



    обсуждение
    Читать по этой теме